Previous Entry Поделиться Next Entry
Григорий Миляшкин (Астрахань). Миниатюры
aesthetoscope

Жил-был Бренд

Жил-был Бренд. Горевал-печалился человечишко смертный без него за тридевять земель.
В первый день обзавелся смертный Брендом у самого сердца на куртке заморской, что прошла двадцать семь таможен и нигде не споткнулась. Возрадовался грешный.
Во второй день получил смертный кардиган изумрудный с гербом Бренда ненаглядного на самом сердце. Пуще прежнего возрадовался человечишко.
В третий день Бренд к самой коже подкрался – приобрел окаянный рубашку поло с логотипом расчудесным на самом сердце. И радости конца-краю смертного не видно.
Прошло так три дня и три ночи.
А взошло светило в четвертый день, и сожрал Бренд сердце тщедушное человечишки со всеми его экстрасистолами.
Проснулся Человек Бессмертным. То ли Кощеем. То ли зомби аки тренд сегодняшний требует…

Пакет
Сценарий короткометражного игрового кино

В сценарии много воздуха и много музыки, поэтому у ленты могло бы быть название «Вальс целлофана».
Заря. Деревенский двор. Длинные тени. Из дома выходит парень. Буднично. Обычно. Идёт по пыльной улочке, где много солнца. Дошел до магазина. Купил там кирпич серого хлеба. На дворе двадцать первый век. Хлеб парню толстая усталая продавщица продала в целлофановом пакете. Парень вышел со ступенек сельмага машинально сдернул пакет с хлеба и отпустил его. Ветерок тут как тут. Подхватил целлофан и понёс его по миру.
Парень идёт, кусает горбушку серого хрустящего хлеба. Щурится солнцу. Пыльные сандалии на босу ногу.
Пролетело два-три воробья. Следом гадким утёнком несется неуклюже целлофан. Синее небо. Облако 700 пикселей по большой стороне.
Парень небрежно и по-доброму покрошил хлеба под кустом. Два-три воробья поклевали.
Крыша. Самодельная телевизионная антенна. Кошка драная. Пакет метнулся к антенне. Зацепился. Новый аккорд. Пакет в свободном полёте, подобном вальсу.
Съёмка с вертолёта. Пакет очень высоко от земли. Птицы летают ниже. Целлофан выписывает грациозные па. Где-то внизу трактор. Возле него волга председателя. Председатель что-то очень жёстко объясняет трактористу. Тот бросил кепку оземь и пошёл в поле.
Пакет летит дальше. Вальсирует. Божественная музыка неба и полёта. Целлофан цепляется за верхушки высоких тополей. После деревьев огромная свалка. Стоит мусоровоз, задрав кузов с мусором. Открытая дверца кабины. Возле машины водитель горячо целует свою девушку, крепко ее обняв.
Пакет сворачивает на задворки деревни. Маленький мальчик идёт с игрушечным пистолетом. За ним бежит девочка пяти лет с розовой коляской и, попугайничая, кричит: «Опять бухать, сука! Стой! Хватит пить, сволочь!». Мальчуган невозмутимо шагает вперёд, оставляя девочку далеко позади. Пакет опускается на землю и кружит вместе с сухими листьями. Девочка ногой от отчаяния пихнула пакет. Он опять взмыл над улицей.
Пасутся коровы. На холмике сидит дед-пастух с книжкой. Целлофан сел деду на пиджак и мы увидели, что кавказского вида пастух читает графа Льва Толстого.
Пекарня на отшибе села. Вечереет. Багрово-лиловый закат. Летит косяк журавлей. В обратном направлении, хромая в воздухе, вальсирует целлофан. Залетает в окно пекарни. Пекарь разговаривает по телефону. И не замечает, как целлофан падает в чан с тестом.
Заря. Деревенский двор. Длинные тени. Из дома выходит парень. Буднично. Обычно. Идёт по пыльной улочке, где много солнца. Дошел до магазина. Купил там кирпич серого хлеба. Сегодня без пакета.
Парень кусает хрустящую горбушку, жмурясь встречному солнцу, и видит внутри булки хлеба тот самый пакет.

Штаны и мiр
Дорогой маме на день рождения

Я стою на автобусной остановке. Смотрю по сторонам. Как-то очень легко и непринужденно я отрекся ото всех своих житейских забот и погрузился в состояние гоголевской дороги. Желание философствовать мгновенно сигануло в голову, словно сигарета юркнула в зубы. Это преступная в своем дилетантизме и порочная в своем легкомыслии тяга обывателя к философствованию и расстановке своих собственных точек над i в упорядочивании вселенной.
Я давно ищу модель мира. Без усердия и фанатизма. Просто в свободное время. Модель, которая бы включала в себя все признаки современного мира и в то же время была бы миниатюрной, удобной и красивой, как спичечная коробка.
В принципе, моделью мира могла бы быть моя квартира. Она локализована в -цти квадратных метрах, имеет чёткие границы, старая и очень противоречивая. В ней перманентно происходят усовершенствования, любовные интриги, катаклизмы и катастрофы. У неё достаточно много признаков современного мира для того, чтобы быть моделью. Но она сильно проигрывает перед спичечной коробкой своими размерами и, как следствие, мобильностью.
Вот к остановке подошла женщина в возрасте. Она хромает, и у нее вызывающе накрашены губы. Чем не модель вселенной? Уставшая, пожилая, не всё гладко, я имею в виду хромоту, вместе с тем молодится и прихорашивается (губы). Потом, она живая, она женщина, у неё сумка. Отличная модель! Только тоже проигрывает коробку в мобильности. Носить такую с собой непросто, если только не сделать ей предложение руки и сердца и не стать верным спутником этой модели по жизни.
Сел в автобус. За окном одна за одной мелькали новые кандидатуры в модели. Старинные особняки, прохожие, дети, велосипедисты и даже старичок в инвалидном кресле.
На самом деле моделью мира может быть что угодно и кто угодно. Пара-тройка общих признаков всегда найдётся. Я не стал бы писать этот текст, если бы в конце моего автобусного путешествия я не обрёл удивительное и радостное для меня открытие. Мои штаны! Вот! Эврика!!! Честно скажу, мои штаны как модель современного мира меня очень порадовали и даже дали какую-то надежду.
Во-первых, они зелёные! Во-вторых, оооочень старые! Узнаете планету?! В-третьих, у них теперь уже навсегда вытянуты колени. Очень удобные. И некрасивые…
Вот так в поисках поэзии под ногами находишь ее на ногах…
В-четвертых, мои штаны не устраивают или не устроили бы большое количество людей. Похоже на мир?.. Их карманы таят море тайн, как и недра нашей Земли.
Автобус остановился. Моя остановка. И я остановился в своём выборе кандидатур. Отличная мобильная модель! Всегда со мной. И в зной, и в холод. Просто бери указку, залезай с ногами на кафедру и учи студентов. Это мы видим не отстирывающееся пятно от клея. Экология под угрозой. Это карман-сюрприз. Это карман-надежда…
А главный признак этой метафорической модели следующий. Эти штаны я очень люблю и никому никогда не отдам.


?

Log in