Previous Entry Поделиться Next Entry
Роман Фомичёв (Башкортостан, Стерлитамак). Игра в стену (постмодернистская сказка в одном действии)
aesthetoscope
Мысль путается, рвётся, теряется, начинать всегда тяжело. Но. Если бы, то..Меня бы преследовал призрак этой..ненаписанной книги..не единственной, но первой..любви..или.. главное не потерять мысль, заковать её в форму..обличить в..но она скользская, изворотливая, как..Постоянно выскальзывает, утекает из рук..чем-то опять заляпал пижаму..может чернилами..пятно на рубашке от пижамы..может чаем..может кофе..а может ещё чем-нибудь..что нам давали на обед..котлета была с подливой и макаронами, затем был компот из каких-то ягод..а компот нам дают по..то есть пятно, если я его посадил сегодня- оно от компота..но как давно оно на пижаме..я посадил его сегодня-или-вчера-или-..какой же сегодня день..не помню..по понедельникам у нас..у нас забирают грязное бельё в стирку..нам меняют..свежие..наволочка-пододеяльник-полотенце-простынь..всё по одной штуке.. заправляю сам, но иногда прошу, чтобы помогли..я живу один в палате №..номер стёрт..на двери был какой-то номер..дверь под номером..я не могу его запомнить..у меня стала плохая память на цифры..тут много дверей и много коридоров..если бы меня не водили бы за руку, то я бы давно бы заблудился бы..бы..или вошёл не в свою дверь под номером..который не могу вспомнить-запомнить-заучить..надо собрать мысль в точку..сильно-голова-болит-очень..у нас..у меня ключей нет..они все у санитаров..хочу украсть..огромные связки в руках-или-в карманах..размышлять логически..я точно помню, что сегодня-или-завтра нам, то есть мне, то есть..вообщем ждём..я жду вынесения приговора..то есть не вынесения, а решения..да, именно..очень давно жду..или совсем недавно..должны сказать..кто-то зачитает, виновен я или нет..меня в чём-то обвиняют..я должен вспомнить в чём..они считают, что я болен, что я..вменяем я или нет..болен я или нет..сразу после..поведут на оглашение приговора..хорошо..санитары сказали, что если я не буду, то..если меня не будет, то..или это сказали не санитары..но это точно говорили, я же слышал..что чей-то голос говорил, что..я хочу вспомнить..жаль часов нет..мне нужно узнать который час..чтобы знать..через сколько..и придут ли вообще..чтобы куда-то у-по-вести..тише..тише-тише..тс-тс-тс..я слышу, как в замок вставляют ключ..это, наверное..я слышу, как ключ..поворачивается где-то глубоко внутри замка..где-то в темноте, в пустом брюхе замка..ключ поворачивается в-тишине-и-в-пустоте..поворачивается..переворачивается, делая оборот на..против часовой стрелки, если смотреть на неё на прозрачных часах, со стороны..если стоять к циферблату лицом, то в..сторону..скрипула дверь..поддалась..полоска света..

..февуарий тридцатый две тысячи седьмой год..

..опргюъяёстю..ёи-ннёи-мэвзннпи-нтид-ннйл-епфжэюн-з-фцйсёкал-нянд-й-бтдн-нтсбкэмьл..

«Я человек больной... Я злой человек.
Непривлекательный я человек. Я думаю...»
Ф.Достоевский «Записки из подполья» часть первая, глава первая.

«Тут дьявол с Богом борется...»
Ф.Достоевский «Братья Карамазовы» часть первая, книга третья.
(Исповедь горячего сердца. В стихах.)

Когда-то я думал, что мне нанесли рану, какую никогда никому не наносили. Так я чувствовал и потому поклялся написать эту книгу. Но задолго до того, как я начал ее писать, рана затянулась. Поскольку я дал клятву, то, чтобы выполнить ее, я разбередил ужасную свою рану.
Попробую сказать иначе... Возможно, бередя рану, свою рану, я исцелил другие раны, раны других людей. Что-то умирает, что-то расцветает. Страдать неосознанно – это страшно. Страдать осмысленно,с тем чтобы понять природу страдания и избавиться от него навсегда,– совершенно иное дело. Как известно, Будда всю жизнь был поглощен одной мыслью. Эта мысль – избавление человека от страдания.
Страдание небходимо. Но человек должен испытать его раньше, чем будет способен понять, что это так. Более того, лишь тогда становиться ясен истинный смысл человеческого страдания. В момент крайнего отчаяния– когда человек доходит до предела страданий! – происходит нечто, что сродни чуду. Великая отверстая рана, сквозь которую утекала кровь жизни, закрывается, и все существо человека расцветает, подобно розе. Он наконец «свободен» и не «тоскует по России», только по еще большей свободе, еще большему блаженству. Древо жизни питается не слезами, но знанием, что свобода есть и пребудет всегда.
Это – первая книга, и автор писал в ней о том, что теперь ушло и утрачено, но когда-то составляло самую ткань его жизни. А потому, если кто-нибудь из читателей назовет эту книгу «автобиографической», писателю нечего будет возразить – ведь, по его мнению, все сколько-нибудь серьезные литературные произведения всегда автобиографичны, и трудно вообразить более автобиографическую книгу, чем «Путешествия Гулливера».
Однако это небольшое предисловие обращено главным образом к тем, с кем автор, возможно, был знаком в период, которому посвящены эти страницы. И этим людям он хотел бы сказать то, что они, как ему кажется, уже знают – что книга эта была написана в наготе и невинности духа и что автор думал только о том, как придать достоверность, жизнь и полнокровие действию и персонажам книги, которую он создавал. Теперь, перед ее опубликованием, он решительно утверждает, что книга эта – вымысел и что он не давал в ней портретов живых людей.
Но мы – сумма всех мгновений нашей жизни: все, что есть мы, заключено в них, и ни избежать, ни скрыть этого мы не можем. Если для создания своей книги писатель употребил глину жизни, он только воспользовался тем, чем должны пользоваться все люди, без чего не может обойтись никто. Художественный вымысел– это не факт, но художественный вымысел– это факты, отобранные и понятые во всей их полноте, художественный вымысел– это факты, переработанные и заряженные целью. Доктор Джонсон сказал, что человеку приходится перелистать половину библиотеки, чтобы создать одну книгу, и точно так же романист может перелистать половину жителей города, чтобы создать один персонаж в своем романе. Этим не исчерпывается весь метод, но автор полагает,что и этого достаточно, чтобы дать иллюстрацию ко всему методу создания книги, которая написана со среднего расстояния, без злобы и без обидных намерений.
...камень, лист, ненайденная дверь; о камне, о листе, о двери. И о всех забытых лицах.
Нагие и одинокие приходим мы в изгнание. В темной утробе нашей матери мы не знаем ее лица; из тюрьмы ее плоти выходим мы в невыразимую глухую тюрьму мира.
Кто из нас знал своего брата? Кто из нас заглядывал в сердце своего отца? Кто из нас не заперт навеки в тюрьме? Кто из нас не остается навеки чужим и одиноким?
О тщета утраты в пылающих лабиринтах, затерянный среди горящих звезд на этом истомленном негорящем угольке,затерянный! Немо вспоминая, мы ищем великий забытый язык, утраченную тропу на небеса, камень, лист, ненайденную дверь. Где?Когда?
О утраченный и ветром оплаканный призрак, вернись, вернись!
АХ И ВИДЕЛА Я КАК ЗАПЛАКАННЫЙ ПРИЗРАК ИСКАЛ ТРОПУ НА НЕБЕСА ЭТО БЫЛО КОГДА ТО В ПРОШЛОМ ПРОШЛОЕ ВРЕМЯ ПРОШЕДШЕЕ И БЫЛА Я ЮНОЙ ДЕВОЙ И РАЗБЕГАЛИСЬ КРУГИ ПО ВОДЕ ОТ БРОШЕНОГО КАМНЯ И УПЛЫВАЛ УПАВШИЙ ЛИСТОЧЕК КАКОЙ ТО ЛИСТИК В ОТКРЫТОЕ МОРЕ БЕСКОНЕЧНОЕ БЕСКРАЙНЕЕ БЕЗБРЕЖНОЕ ЧЕРМНОЕ МОРЕ БЕЛОЕ ЮВЕНИЛЬНОЕ МОРЕ ЖЕЛТОЕ КРАСНОЕ МОРЕ МЕРТВОЕ МОРЕ Я СТОЯЛА И СМОТРЕЛА НА ОГНЕННЫЙ ЗАКАТ НА ТАЛИПОТОВЫЕ ПАЛЬМЫ НА МОЛОДЫЕ СОСНЫ НА РУЧЕЙКИ ХОЛОДНОЙ ВОДЫ ВИЛЯЮЩИЕ БЕГУЩИЕ ВЬЮЩИЕСЯ ПО ВИСЯЧИМ САДАМ ВОЛОСЫ МОИ БЫЛИ РАСПУЩЕНЫ И ВЕТЕР ИГРАЛ С НИМИ ЗАПЛЕТАЯ В НИХ БАРХАТ РОЗ ВЫЦВЕТШАЯ БЕСЦВЕТНАЯ ВИССОНОВАЯ ТУНИКА СТЯГИВАЛА МОЮ ДЕВИЧЬЮ ГРУДЬ В КОТОРОЙ БЕЗУМНО БИЛОСЬ НОВОЕ СЕРДЦЕ ТУК ТУК ТУК О ГОСПОДИ КАК СЛАДКО И КАК БОЛЬНО БЫТЬ ВЛЮБЛЕННОЙ И СЛАДКО И БОЛЬНО И ЛИЦО БЫЛО МОКРО ОТ БРЫЗГ И СЛЕЗ СОЛЕНАЯ ЖИВАЯ ВЛАГА И ПРОЛИВАЛАСЬ РОСА БЛАГОЧИСТИВАЯ ИЗ ГЛАЗ И С НЕБА И АРОМАТ ЖАСМИНА И ГЕРАНИ ВДЫХАЛА Я КАРАЛЛОВЫМИ КРАСНЫМИ УСТАМИ И ПЕНИЕ ЦИКАД СЛИВАЛОСЬ С МУЗЫКОЙ ВЕТРА И С КРИКАМИ ЧАЕК И С ЩЕБЕТОМ И Я ХОТЕЛА ПРИТЯНУТЬ ЕГО ПРИЖАТЬ К СЕБЕ И ПОЦЕЛОВАТЬ И ЗАПАХ ПОЧУВСТВОВАЛА Я ЗАПАХ МОЛОКА И БОЛИ И ОН СМОТРЕЛ НА МЕНЯ СВОИМИ И ХОТЕЛ ВЗЯТЬ ПОЙМАТЬ СХВАТИТЬ МОЮ РУКУ НО РАСТВОРИЛАСЬ ОНА РАСТАЯЛА МОЯ ЕГО ЛАДОНЬ РУКА И СТЕНА МАРИТАНСКАЯ КИТАЙСКАЯ ЗАПАДНАЯ КАКАЯ ТО БЕРЛИНСКАЯ РАЗДЕЛЯЛА НАС ПАУЗА ДЛИННОЮ В а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ ъ ы ь э ю я-A-В-C-D-E-F-G-H-I-J-K-L-M-N-O-P-Q-R-S-T-U-V-W-X-Y-Z-пауза..длинною в эпоху..не единственная, но первая-..-тишина-..-молчание-..-я смотрю на неё и она преломляется сквозь призму зеркального времени..в груди колотится рыхлое-рассыпчатое, как отварной картофель сердце..стук-стук-стук..мне нельзя не схватить её-не притянуть-не поцеловать..нас разделяет небо, заросшее-камышом-заброшенное..цветы гниют, птицы не кричат-не щебечут-хрипло не призывают-не выдают трели..улетают из гнёзд-покидают насиженные..двери отыскали, но они заперты на замки..море превращается в болото..моря превращаются в болота..жабы и тритоны наводняют его..ква-ква..мерзкие-противные-бездушные создания..вместо сирокко гнилостная вонь..вместо зелёного луча-зелёная жижа топей..дорога, ведущая на небо приводит в погреб-подполье-подземелье..песок превращается в глину-глина вырастает в стену..как пробиться сквозь неё..каким ключом вопользоваться, чтобы открыв замок попасть в..гав-гав..лаю как волк и вою как собака..между собакой и волком разрывается товарищ Шариков..лев-..тигр-..они..арьер сцены-арена цирка пока пуста и темна..свет только в зале.. зрители пребывают..вот я уже вижу прокурора и кого-то из присяжных..билеты сказочно дороги..все по-тихоньку рассаживаются..постепенно подтягиваются музыканты.. рассаживаются по одному..сколько их будет..надо по стульям подсчитать..огромная связка в руке-ладони-пальцах..рука-ладонь крепко сжимает огромную связку ключей..и первая дверь откравается в немом-тёмном сознании..открыл одну-за ней ещё две-пошёл в левую-там ещё две-потом в правую-там ещё две-снова в левую-за ней уже три-в одну из трёх-уже четыре-дальше-там уже пять..чем больше открываю-тем больше дверей..чем дальше-тем бесконечнее-и-больше вероятность потеряться..но тем интерес-и-бесконечность..но там пространство-и-путь..вовремя остановиться, сумей-суметь-сумею захлопнуть дверь после которой уже не вернуться..вернуться-здесь и сейчас-повернуть назад-немедленно..чтобы вернувшись в начало-с той точки откуда начали-ещё раз идти в эти-другие двери..стоять у последней двери-с последним ключом в руке..смотреть на эту дверь-замок-и-ключ..думать-размышлять..и поворачивать..либо обратно-либо ключ в замке..по-тому-же-или-другому маршруту..или отперев, открыть..чтобы, может быть, уже не вернуться..она была последняя или..тебе-мне-нам-им..и..тонкая пленка-тонкая грань реальности-и-вымысла..главное-не порвать-не соскользнуть, иначе..ты открываешь дверь..первую дверь и начинаю движение..теперь до конца-до самого..либо разбиться-сгореть в атмосфере мыслей..либо распахнуть последнюю дверь и ослепнуть от..проснуться мудрецом, настаивая на своём безумии..или мертвецом,но уже не проснуться, а продолжить отдыхать..в ладонях-руках, нормальных-и-нет-держишь-мну как пух-сжимаем..огромная связка ключей..подбираем нужный-находишь-открываю-идём дальше-и-дальше..периодически возвращаясь, чтобы лучше запомнить..чтобы запомнить маршрут..чтобы не пропасть-не заблудиться-не потеряться..отмычка не нужна, ключей множество,бесконечное..пока больше чем дверей, но надо идти дальше..чтобы дойти до последней-или-не-последней-или-не-дойти, но заглянуть куда-то-и-увидеть-и бежать обратно к выходу, чтобы потом заново открывать эти двери и дальше-дальше-дальше..Ом нахам кришнайа деваки-путрайа хум пхат сваха..за что меня
судят..вы судите меня за мою жизнь или за мою смерть..жизнь приходит-смертен сон..смерть приходит-вечен сон..или..или за то, что проскакал с равнодушием мимо чёрных-пречёрных погорелых изб..как Митя..в том что я не совершал..в том, что я уже совершил..в равнодушии-в молчании-в чём..или за то, что я посмел разбудить тишину «Интернационалом»..пусть она меня простит и не гневается..я не нарочно-не умышленно..я не хотел нарушать её покой.. прийди ко мне, ангел, взгляни на мой дом, посмотри в мои глаза-и-на мои двери, плюнь-и-беги-спасайся-беги, без оглядки..потому что сатурн в двадцатых-тридцатых числах февраля-февуария со своим символом нагоняет панический страх на..пошатнулось время..вздрогнуло пространство..заплакал ангел..но почему же ты плачешь, ангел..где же произошли эти события..в центральном районе..в центре..в центре чего-чего-то-..на пяти углах или..четыре треугольника вершиной вверх..пирамида-гора-шпиль-чум..изображение круга вписанного в квадрат с треугольниками..тантрическая скачущая линия..поют песни-гимны-мантры..хор ангельскими голосами исполняет заупокойную панихиду..человека всегда сопровождает кто-то..остается понять-узнать-ощутить,кто этот кто-то..или придумать..или не думать..зимний утренний мороз кусает-грызет-обгладывает лицо..в ларьке у метро берёшь утренний-бодрящий-горячий кофе..отсчитываю песо на ладони..может хотя бы он сможет согреть в минус тридцать, хотя..заспанный кулинар протягивает мне нечто неопределенной породы-консистенции-вида-состава с острым соусом и майонезом..укус..вкус псины во рту..тлеет сигарета в отмороженных скрюченных пальцах..и что-то ускользает каждую минуту..и этот миг-и этот миг-и этот..а теперь другой, который уже не вернёшь, но который вписан в историю..стою на утренным жгучем февральском морозе-пью горячий кофе-пускаю клубы дыма-пара изо рта..ветер раздувает пепел..в окаченевших руках тлеет сигарета..если человек не пьет и не курит-он-либо-подлец-либо-мертвец-или-труп..дожёвываю-допиваешь-докуриваем..налет на зубах..кофейный-сигаретный..остатки пищи между зубами..между зубами и деснами..остатки пищи приклеились к пломбе, как советская железобетонная ириска, которую не разгрызть-не сломать..сломать можно зубы об эту ириску..чьи-то..и пломбы отклеить..но о такую ириску отклеить пломбы нельзя, можно только сломать зубы..значит остатки пищи не могут приклеиваться к зубам-пломбам, как какая-то-такая-то ириска..или могут..надо избавиться от вкуса пищи-от ее запаха-от запаха во рту..от вкуса во рту..сладкого-острого..но некогда-опаздываю-скорее..утро..прыгаю в метро..надо куда-то бежать-куда-то ехать..по кольцу без остановок едем от февральской до баррикадной.. эй, ямщик, не гони, дай рассмотреть погорелые чёрные-пречёрные избы да иссохшие лица погорельцев..еду по Питеру и читаю «Москву» Белого..хотя может быть я тогда читал «Путешествие Гулливера в страну великанов»..не помню, мысли слиплись-соединились-склеились..одна в другую, как..карась и окунь..кит кормится планктоном..а щука выползла на Монмартр..только куда она ползёт..поднимется наверх к..или спуститься вниз с..куда я плыву..вместе с ней..замаливать свои грешки в каком-то храме-церкви-соборе-..ей тесно сидеть в бетонной клетке со стеклянными прутьями..потолок давит сверху..или она упёрлась в потолок снизу..господа присяжные..я вижу ваши почему-то уже разгневанные лица..если я не совладаю с образами и неуспею их записать, или со мной случится какой-нибудь пренеприятнейший инцидент..будьте милостивы..будьте милосердны-и-снисходительны..не поленитесь и запишите их за меня..всё что я буду говорить-думать-молчать..если, опять же, я буду не в состоянии по тем или иным причинам сделать это..или если я уже отлечу к праотцам-и-дедам..или попросите кого-нибудь из моих друзей..кто себя таковыми считает.. учёт заседания будет вестись..что ж, чудненько..и сидит человек на берегу океана-и пьет водку-и закусывает прибрежным песком..и стоит человек в поле хмурым-пасмурным февральским утром..и смотрит человек на небо-и гавкает-и кричит-и лает на него..а высоко в небе видна одинокая чайка..они всегда парами, но сейчас она почему-то одна..я крикнул-спросил в пустоту одинокого неба..как дела-пока не родила..ответила она..разве не слышите вы повсюду эти ужасные крики..но молчит небо,и только хмурые-сопливые облака ковыляют по нему..и плывёт Одиссей на своей «Калипсо» в открытое море..к новым берегам..к новому съёмному жилью..к чужой-ветхой мебели и новым ощущениям..и чужое становится на время твоим..теперь уже твоя мебель-хоть и старая-твоя комната..твоя комната-центр мира..это чердачная конура-это скошенная лачуга,что вечно хранит твой запах..это этажерка, на которой стоят все библии, все талмуды, все священные книги Индии и Персии, все отцы греческой и римской церквей-святой Иоанн Златоуст, святой Григорий Назианин, святой Иероним, блаженный Августин, все апологеты и «История изменений» с собственноручными пометками Боссюэта..не больше нравятся тебе и Цицерон с Цезарем, известные своими лаконизмами..но это твоя комната-твоя этажерка-твои авторы..я не знаю кто они-я не знаком с ними-я их не читал..зато читал того, кто читал их..а ещё недавно в одной жёлтой газетёнке прочитал прелюбопытную статейку..история такая..один мужчина был похож на кофейное зёрнышко..он был хорошим человеком, жаль об этом никто не знал..а может был плохим..а может вовсе и не жаль..так вот, он был с глазами цвета black coffee и с мыслями, такими же густыми, как кофейная гуща на дне..у этого мужчины даже было сердце, но..сердце было маленькое-сморщенное-высохщее..напоминающее чернослив..чёрное– с песком, который скрипит на зубах..и твердое, с неразгрызаемой косточкой внутри..он любил мечтать и..он всегда мечтал стать чайным листочком и иметь зелёные глаза, как цвет заварки зелёного чая..он не очень хотел стать каркаде, потому что этот сорт чая казался ему очень кислый, почти как лимон..на худой конец можно было бы стать травяным сбором с полей-и-лугов..у него были прямые-тёмные волосы и больное-худое лицо..ничем не выделяющееся из толпы лицо..ничем не примечательное лицо с незапоминающимися чертами..можно даже обозвать его банальным-до-банальности..и вот однажды он просыпается и понимает, что превратился в чайный листочек..не-маленький-и-не-больший-но средних размеров..и лицо его стало цветом пожухлых стеблей травы-и-дождя..и вот сидит он и думает..зачем я хотел-мечтал-желал стать чайным листиком, ведь я же люблю кофе..мне как-то неуютно-неудобно-некомфортно..подумал-он-подумал и решил опять заснуть, чтобы проснувшись, опять стать-быть-явиться похожим на кофейное зернышко..заснул-проснулся и стал снова похож на кофейное зёрнышко..благо тогда день был благоприятный..мысли накручивают киллометраж, не замечая миллиметровых миров..полуденная летняя жара изматывает, как..пот градом катит..или это град катит потом..платком вытираю лицо..самый солнцепик..сейчас бы бокальчик белого холодненького винца и в прохладу под тени деревьев..но лупит так,что ни одна тень не спасёт..утомил этот стеклянный-бетонный город..да ещё летом-да ещё в жару..где твои дожди..но до вечера дел не в проворот, а накатывать в разгар работы– моветон..куда ещё продавец запропастился, вот обязательно когда торопишься, днём с огнем..а-а-вот, уважаемый продавец..на меня смотрят большие-влажные-тёмные, как у собаки глаза..можно лимонаду..чистый концентрат..без лишней воды..обычного-советского в стеклянной бутылке.. нету, да, понимаю, нынче днём с огнём..тогда любой другой воды, не принципиально, только холодной из..из самых льдов вытащите..минус-восемь-бесконечность-в-минусе..только из самых-самых..сколько с меня..тысяча миллионов-биллион-триллион..у меня полные карманы «щебня», так что держитесь..из одного кулак-из другого ладошка с горкой..отсчитывайте своих орлов-со-змеями..мне уже больно засыпать «Ваша честь»..образы преследуют меня..голоса-звуки-слова-люди-лица-..я должен ими разродиться, как..как собака, которая должна разродиться своими щенятами..тяжёлые у неё будут роды..выживет ли собака, насколько хватит её сил..собака лишь жаждет, чтобы исполнили её последнюю просьбу-последнее желание..рассказать всё по порядку..ну..или попробывать..насколько хватит сил..я смотрю направо и вижу..забор-небо-клумбу-цветы-людей-камень-лист-мысль..ржавость-цветность-легкость-деревянность-чугунность-хрустальность-старость-новость..в любом порядке-числе-падеже-роде..ну что, граждане судьи, все в сборе..давайте начинать..попугай ещё не прилетел, а голубь опаздает..опять какие-то проблемы-волнения-перевороты-где-то.. хватит, пора заканчивать эту клоунаду..да и Петрушка, кажется, выбивается из последних сил..пора его поменять..где конферансье..в програмке написано, что он расскажет о циркулярности времени..бессовестно взяли деньги за такую халтуру..прелюдия ужасна-сумасбродна-и-непонятна, ни на..а что вы хотели..с утра хорошо играют только щенята, или..такими темпами даже к обеду не разогреются..забредаю поздним зимним вечером в какую-то столовку..и перекусить и согреться..кажется что к вечеру еще сильней похолодало..до минус тридцати дошло точно, как выпить дать..весь день на ногах, надо отогреть замороженные мысли и собрать их в кучу..одну большую..без сил-в одежде-не раздеваясь падаю на стул..медленные, как черепахи, вялые официанты не торопясь грассируют между многочисленными столами..сижу жду, когда какой-нибудь один соблаговолит подрулить за заказом..спёртый запах C2H5OH.. интересно, тут тараканы такие же вялые..хотя какие тут тараканы, они, наверное, давно уже все попередохли от цироза..вижу как упитанная крыса прохаживается в развалку от стойки до дверей стафа..уж если есть последняя, то и до первых не далеко..ну и тошнотворная рыгаловка..за соседним столиком кто-то мужественного рода с крысиной мордой и рыжими, как у таракана усами, с громким чавканьем уплетает котлеты с фаршированными почками..фаршированные гречневой кашей..фаршированные картофельным пюре..на деревьях по весне распустятся почки..почки фаршированные гречневой кашей и картофельным пюре..почка фарширована картофелем немецкого сорта rosalind..вот аппетит у усача..о-о-наконец-то, гарсон соизволил добраться, я буду..надо было не головой крутить, а думать что заказать..думать надо..вобщем, давайте пока чёрный-крепкий кофе..плевать что вечер, еще вся ночь впереди..да и бессонница последнее время одолевает..смачно срыгнув, крысиная морда начинает вылизывать тарелку из под блю-ю-ю-да..я, наверное, слишком стар..по утрам меня мучают запоры-по ночам меня мучает изжога-а в обед меня клонит в сон..по вечерам же..чуть не вырвало от этой мерзости..забредаю в такие вот заведения..да, а пока кофе несёте, я что-нибудь надумаю-сооброжу-придумаю насчёт еды..с отвращением листаю меню, думаю, чтобы заказать-избрать-выбрать..я выбираю восток,но чей восток-восток Ксеркса или запад..чей запад..царей-пастухов-пленником-или греков-или восточных людей..ces pauvres gens bergers ..или..а может все-таки порцию Шериданс-кофе-и-молоко..соединить противоположные вещи-преодолеть возникающие противоречия-и-использовать их в комплексе..комплекс неполноценности и мания величия в пропорции-один-к-одному..девять-со-знаком-минус-..-8.. -7..-6..-5..-4..-3..-2..-1..0..начинаю понемногу оттаивать..уже куда-то вляпался рукавом, когда успел..на вс..с высокой колокольни..тьфу-тьфу..сплевываю в тамбуре на окурок..поезд замедляя ход подкатывает к вокзалу Скотопригоньевка..на моих часах,которые достались от дедушки, и которые спешат на 5 минут сейчас 11 часов 9 минут..значит точное время 11 часов 4 минуты..а прибытие без опазданий в 11 часов 8 минут..значит до полной остановки ещё 4 минуты..если поезд прибудет минута-в-минуту согласно расписанию..так, а какой сегодня день..запутался в днях..выходной или будни..кажется суббота..я ехал сутки, а уезжал я в..надо билет посмотреть..тьфу, проводница забрала..так на второй половине, которую она отдала..выкинул зачем-то..а что от неё толку-то, от второй половины-то..там дня нет, только дата, а дату я и без них знаю..апрель-мая-июня..весна-лето-весна..последний вагон-последнее купе-нижняя полка у двери в..перегар тамбура и аромат туалета..сквозь щели задёрнутых занавесок пробиваются солнечные лучи..глоток кофе..как мерзко, теплый-жидкий-гранулированный кофе..сосед собрал свой чемодан и сидит, дожидаясь полной остановки поезда..добродушный работяга, с руками, заточенными под любую работу-с ладонями, обструганными жизнью-с пальцами, гнущими монеты..мой саквояж тоже собран..кофий допит, стакан из-под него сдан вместе с комплектом постельного белья проводнице.. наволочка-пододеяльник-простынь-полотенце-все по одной штуке..застираны в хлорке почти до дыр..до перрона не доехали самый пустяк..каких-нибудь метров тридцать..приходится прыгать на насыпь и идти по гальке..тьфу-его-конём..из-за этого белья забыл спросить у проводнице какой сегодня день-и-число..все провинциальные вокзалы похожи друг на друга..каждый столичный не похож ни на один..раскаленный от жары асфальтированный перрон..какая-то привокзальная деваха в чудовищной-ядовитой-розовой-виссоновой-вульгарной-тунике и с напамаженными губами на перекошенном жизнью лице, рыщет голодным взглядом по..быстро иду к..желтое-серое облупившееся здание..вхожу..в таких местах времени не существует..оно просто не заглядывет сюда, предпочитая огибать стороной..такие места еще встречаются в нашей стране..их всё меньше-и-меньше, но они есть..все ещё советский флаг украшает стену неизвестного цвета..выхожу..вновь на раскалённом перроне с саквояжем..неужели меня никто не встретит..а ведь обещали..стоять и плавиться на этой одуряющей жаре..никакого удовольствия..куда идти-куда звонить-кому звонить..меня кто-то окликает со спины..неужели..мой встречающий..интересно как он догадался что я это я, что я тот, кто ему нужен..впрочем неудивительно, у одного меня жалкий-рассеянный-залётный-измачаленный вид..живой мужичок с размытым возрастом и непонятным взглядом..подходит твёрдой кавалерийской, но шаркающей походкой..движения точны-уверенны-легки..он представляется мне ровным, но тихим-и-скрипучим голосом..ну, в путь..мы тащимся к остановке, ждать автобус..кручу головой по сторонам-бесполезное занятие..прощай голодный взгляд..все-приезжие-туристы-и-путешественники так делают.. крутят головой по сторонам с первых минут в аэропорту-на вокзале-у причала..что они хотят запомнить..как же хочу..не поддаваться этой непроизвольной растерянности граничащей с паникой..растерянность нового места..но всё же непроизвольно подпаю под неё..сливаюсь с ней-совокупляюсь-соединяюсь-и-она жестоко подавляет-подмянает меня под себя.. бессмысленно кручу головой..разглядываю маленькую привокзальную площадь-ряд покосившихся ларьков-сиротливую остановку..заглядываю в лица окружающих людей..что в этих лицах..нужный автобус с нужным номером по нужному маршруту..и катим..к месту.. которое будет моим домом..на день-на год-всегда..никогда не говорить навсегда..на сколько предстоит застрять в этой дыре..у дыры должно быть прилагательное, какое оно..каким оно, прилагательное, будет..сколько будет прилагательных у этой дыры..но может чудо, и дыра станет странноприимным домом..на свете есть только чудомолоко, все остальное фикция.. провинциальная трясина, сотканная из постоянного перегара-котлет-и-сопливых, всегда орущих детей..сотканная из быта-из бытовухи-из самого вертепа бытия..соглядатай выталкивает меня на нужной остановке где-то на окраине поля..к полудню докатили-таки..н-да, доехали бы и быстрее если бы эта развалюха могла ехать быстрее..невдалеке размыто виднеется цепь деревянных бараков..двигаем туда..мужичок с непонятным взглядом и размытым возрастом лукаво улыбнулся..нас встречает повизгиванием тощая осклабившаяся дворняга, виляя остатками хвоста..ты что такая дохлая, собака..что, кормящая что ли..сосут из тебя всё молоко твои отпрыски..какая-то сердобольная баба, о чём-то недавно рыдавшая, что видно по блестящим глазам, уже выкатилась из двухэтажного сарая времен интервенции и начала свой допрос..этой бабе на вид лет сорок, а может быть и всего только двадцать..вид у неё действительно оставляет желать лучшего..толстая, с огромным животом под виссоновой аляпистой-рыночной-китайской туникой..мой провожатый остался развлекать ее беседой..кто она ему-жена-старая знакомая-или-просто друг..значит прибыли на место..home, sweet home..стекла ещё не все выбиты..д-а-а-а-а-..в пещерах люди тоже когда-то ютились..непонятный прищур и увлеченный разговор моего спутника с Клавдией, а именно так величают его пассию, отчество которой тут же вылетает из..стали мне более понятны..нет сил на припирания..вымотан-выжат-выпотрошен..фатализм, где в роли рока провинциальная трясина..псина чуть не вцепилась в саквояж, но расторопная баба с блестящим взглядом быстро отгоняет её..она уже всё обо мне знает, и даже то, чего я сам о себе не знаю..вежливо расшаркиваюсь с повадырём и его..забираю связку ключей от комнаты..она проводит меня.. нет, уж, спасибо, лучше продолжайте свои рыдания там, откуда вы выкатились..я всё-таки не смертельно ранен..как-нибудь добреду-докавыляю-доплетусь..вот этот нужный ключ..а остальные зачем-и-от-чего..не знаете, забано..потом заберёте..ну раз потом, то значит никогда..а-а-а, а дальнейший план действий..куда и в котором часу я должен явиться..тихий поскрипывающий голос ровно отчеканил мне, что зайдет за мной ровно в два..нам надо к трём, но пока дойдем-доедем-дошаркаем, как раз поспеем вовремя..чтобы без опозданий, точно к назначенному времени..он бы таким точным был на вокзале, а не заставлял ждать.. старая школа пунктуальности-вежливость не переделаешь, как же..угу..да, запомню-да, всего доброго..всегда так говорю, чтобы оставить о себе приятное впечатление и добрую память.. глупая привычка-замена счастью..под крыльцо что-то юркнуло, но слишком большое-жирное-огромное чтобы быть мышью..открываю дверь..удручающий пейзаж-убогое зрелище-унылое дерьмо..смотрю в окно, и вижу то же самое..полное merde..ложусь на..э-э-э, койку..койку, сколоченную из брусьев-и-фанеры и покрытую какими-то цветными тряпками..надо было спереть белье из вагона..пусть лучше пахнет хлоркой чем..душно-жарко-сонно..эстетику оставлю на потом..жесткий лежак, почти жестокий..как будто пытаешься заснуть на острых камнях..сон моментально проходит, но усталость остается..лежу-смотрю в потолок, по которому бегают солнечные лучи, сплетая витиеватые узоры..трещины на облупившемся потолке вырисовывают сомнительный лабиринт..паутина в углах-на патроне с лампочкой..значит электричество сюда уже провели..а паутина блестит-переливается от лучей..заснуть всё равно не получится..осматриваюсь..на стене, поклеенной лимонными обоями, висит карта Африки в двух местах чем-то продырявленная..и старая фоторепродукция какого-то театра-постройка эпохи сталиского ампира..самодельный табурет, сколоченный на века-одна шт..стул венский без ножки, но стоит-одна шт..стол целый-цельный-нераскладной-одна шт..форма прямоугольная..материал-наверное-дерево..цвет-мною не определен в связи с долгой и безжалостной эксплуатацией данного предмета интерьера не по прямому назначению фабрикой-изготовителем, но, возможно, когда-то коричневый, или..на столе электрическая плитка двухкомфорочная-одна шт..две кастрюли-маленькая-новая-и-большая-грязная..с присохшими остатками пищи и неблагородной плесенью на дне..маленькая-чугунок, или..тарелки плоские с рисунками птичек с большими клювами-две шт..тарелка глубокая, кажется, под жидкое, с бледной-серой окаемкой-одна..две вилки-из нержавеющей стали и одна ложка-из аллюминия..половник-стакан-разделочная доска..металл-стекло-дерево..под столом мешок какай-то строительной смеси и какой-то баллон монтажной пены..5 мешков цемента..кирпичи по углам, штук..лень считать, но не много, штук 9 навскидку..куски картона и рулон обоев..до моего приезда ремонт был в самом разгаре..если он вообще тут имел место быть..тело ноет-всё затекло-потягушки..большой зевок..глаза лучше закрыть, чтобы ничего не видеть..запахнуть-захлопнуть-склеить веки..навеки..н-да, пошло..или пошло оно..открываешь глаза..и видишь..нет, лучше их закрыть и ничего не видеть..лучше заткнуть уши, чтобы ничего не слышать..хочется петь..громко кричать-орать во все горло..разбудить всех..весь этот сгнивший полусонный барак и всех его обитателей-бабу-крыс-клопов-собаку..чтобы все всё слышали..нет..лучше тихо-тихо, чтобы никто не слышал..лучше про себя..с хором ангелов.. чтобы Он..чтобы кто-нибудь услышал..нет..не нужно зрителей..я спою для себя..чтобы никого не напугать и чтобы никого не разбудить в ночи..но сейчас день, жарко-душно-надрывно.. ползу по жизни с захлопнутыми глазами и закрытыми ушами..слеп-и-глух..за окном жалобно промяукали..мяу-мяу-мяу..а-а, видно этой бесхвостой сучки не так одиноко здесь..есть ещё за кем погоняться акромя блошек..хвост уже своё отбегал..у каждой сучки свои блошки..у каждой блошки своя случка..а у каждой сучки свой кабелёк..гав-гав-Мур-Гав-Мяу-гав..псина гавкает на кота..или кошку..если определять мяуканье по звуку, то все-таки больше кот, чем кошка, но я всё равно не на сто процентов буду уверен, поскольку не являюсь кошковедом, ну, или как там правильно называется эта область, точнее наука, изучающая кошек, что истинная правда, которую мои родственники, которые разбросаны, как говориться, по городам, крупным и не очень, административным-и-региональным, и селам, совсем крошечным, с тремя-четырьмя дворами, как полустанки-или-разъезды, потерявшимся где-то между железнодорожными путями от далекого Хабаровска до отколотого Калининграда и от берегов холодного, вечно закованного льдом Северного Ледовитого океана до знойных казахских степей, с их сорными травами, на которые у меня аллергия в виде соплей из носа-и-рези в глазах, и с раскаленными песками, и с кочевниками-пастухами-степняками и с их бесчисленными конскими табунами, и с одиноким орлом-или-соколом, который кружит над великой бескрайней равниной и ищет зазевавщегося суслика или потерявщего бдительность
байбака, или пригревшегося ужика, свернувшегося в колечко и уснувшего на пригретом камушке, нашей великой, что само по себе является аксиомой для истинных патриотов и любящих сынов своего отечества, многострадальной, потому как на протяжении сотен-и-тысяч лет вели русские люди долгие, тяжелые-и-кровопролитные воины, против захватчиков, агрессоров-и-узурпаторов, дабы отстаивать суверинитет, границы-и-свободу народа, народа, находившегося под татарским-монгольским игом двести сорок лет и сбросившего его, победившего в отечественной войне 1812 года и победившего в Великой Отечественной Войне 1941-1945 года, участвовавшего в Первой Мирой Войне и во Второй Мировой Войне, перенёсшего три революции, которые отпечатались кровавыми пятнами в памяти и истории нации, и о которых должен знать каждый образованный и мало-мальски уважающий себя выпускник общественной-общеобразовательной школы, гимназии-или-лицея, и о которых я просто не могу не упомянуть,– это Первую Русская Революция, Февральская-буржуазная-демократическая-революция и Великая-Октябрьская-социалистическая-революция, после которой последовала гражданская война, в которой брат шел на брата, а сын на отца, и после распада Российской Империи-и-образовании Союза Советских Социалистических Республик, в который входили 15 республик, которые я бы очень хотел перечислить, опираясь на собственные познания истории, в которой, откровенно признаюсь, я слабоват, на главы в учебнике по истории России двадцатого века, авторов которого я не хотел бы называть по многим причинам, не распространяюсь каким, и на интернетовские ссылки, которые высвечивались в поисковой системе, не буду называть в какой, дабы избежать рекламы или продакт плейсмента, как модно, актуально-и-грамотно сейчас говорить, но воздержусь от оного, дабы сэкономить ваше драгоценное время и самому не уйти в словоблудие и не потерять мысль, которую начал, и которую чуть было не упустил, и которую хотел бы закончить, и необъятной родины, и друзья, которые себя таковыми считают, могут подтвердить, как факт случившийся и неоспоримый..великий-двадцатый-век..страшный век..не дошли каких-нибудь-цать метров..и засияла бы новая жизнь..у кошки кота, оставлю как есть, и у собаки есть..дом..свой дом..как только я построю свой, я умру..или начну умирать, если ещё не умер..или начну в нём жить..но пока у меня нет дома..своего дома..у меня ничего нет..кроме крика, живущего во мне..кроме этой песни..ночной мелодии душным днём..и поэтому я пока ещё живу..пою и шляюсь по просторам вселенной..склоняюсь по этому миру..пока ещё..в поисках лучшей доли..своего дома и своего места..всем бесприютным скитальцам..чужую жизнь пройдя до половины..что я тут делаю-почему я здесь-зачем..ладно, старо и скучно.. открыть глаза-подняться-идти..прогуляться по комнате...

(далее потом)

?

Log in