?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Поделиться Next Entry
Александр Стесин (Нью-Йорк)
aesthetoscope
***
О. Мексиной

Зашкурит ветер суховейный
ночное небо добела.
От португальского портвейна
весь вечер голова светла.
А с юга облаком косматым
летит над каменной грядой
не то Осама с автоматом,
не то Хоттабыч молодой.

Блажен, кто мыслит скрупулезно,
блажен, кто портит общий фон,
кантуясь в скверике морозном,
где по субботам марафон.
И если каждому – по вере
за строгой выслугою лет,
мы остаемся в этом сквере,
как тот философ, без штиблет.
Как тот, присевший на поребрик
с газетной вырезкой в руке,
пока бравурный марш колеблет
отрепья флагов вдалеке.

2001


***

От охрипших нацменов трущоб городских,
готов, панков, хардкоров, скинов
начинается путь в прозаический стих,
и фонящий динамик не нов.

Собиралась дружина, копила весь год
на доспехи, фургон с барахлом.
Но иуда-предатель, в конце главный гот,
все забрал и отправил на слом.

Было, в общем, обидно. Размашистый «фак»
после этого часто чертил
на простенках А’герн. Исчертил весь барак
и художником редким прослыл.

Я возьму ля минор, за которым всегда –
ля минор, чтоб не сбиться в игре.
Начинается муторных дней чехарда,
зрелый возраст, зима на дворе

и такое, о чем допою не к селу,
всех ревнуя в своем «не селе»:
и прекрасную Лею – к другому козлу
и А’герна – к холодной земле.

2003.


***


Третируй меня Станиславским,
развешивай ружья повсюду,
без лишнего шарма и ласки
разбей или вымой посуду.

Не нужно большого таланта,
а нужен лишь край авансцены,
мерцание кухонной лампы,
фарфор в черепках или – целый.

И, в общем, неясно, что нужно,
поскольку не нужно все это, –
ни пробы для фильмы чернушной,
ни взгляд, или как там, поэта.

Сядь ближе. Так быстро стихает
зал зрительный многоэтажный.
И свет сам собой потухает
с тех пор, как в отлучке монтажник.

2003.


***
(Опубликовано в Aesthetoscope.Стетоскоп.2009)

Лифт застревает на третьем и пятом,
в трубке диспетчерской – треск.
Трудно застрявшему в грустном и пьяном
виде принять этот крест.
Пусть и не крест, пусть лишь трестом жилищным
вынесенный приговор,
разницы нет, если разница в личном
переживаньи всего.

Жизненный стаж бесконечен, поскольку
круглому кратен нулю,
длится желанием плюхнуться в койку
(cogito ergo не сплю),
тянет волынку рифмованной речи,
красную кнопку долбя,
чтобы очнулся абстрактный диспетчер
(тот, что услышит тебя,
сонную тишь осенит междометьем
и трехэтажным польет),
и повторился меж пятым и третьим
самый свободный полет.

2003.

другие стихотворения Aleksandr Stesin в редакционном портфеле журнала Aesthetoscope

Метки: