?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Поделиться Next Entry
Михаил Богатырев (Париж). Доски, облака и чистые листы без букв (эпиграф номера)
aesthetoscope
Эти буквы будут отдельно,
А за буквами будет туман,
Будто небо... (пауза) не за горами,
Облака же пойдут отдельно,  
будто стадо ушедших слов (варианты: «основ», «снов», «условий» и т. п.),
И вся эта тучная, сверхъестественная белизна будет разглаживаться постепенно,
Будто бы возвращаясь в монотонное состояние поверхности,
В чистый лист, о котором будет известно, что он содержит в себе все возможности,
Как будто бы мир был текстом, а текст был миром,
И то, что в итоге сделалось чистотой,
Есть не что иное, как место,
Отделённое от сошедших с листа и ушедших в мир букв,
Являющее собой контраст между доскональностью всякого развития 
(см. «Доски судьбы» Велимира Хлебникова)
И напряжённой космической непроявленностью потенциала,
Ибо что есть tabula rasa по отношению ко всякому моменту осознания-осознавания,
Как не схваченное в квантовании бесконечного приближения
Прошлое,
Оно же – при соблюдении некоторых условий – и будущее
(подобно тому, как мысленная интенция связана с будущим текстом),
Но никак не настоящее (здесь подчёркнуто: никак не настоящее) –
Так и мир, обозначенный ушедшими буквами,
Являет собой прошлое и будущее,
А настоящего в нём нет (эта секунда заколочена досками),
Так и чистота – отделённое место,
Не зарешёченное настоящим временем,
Титанический состав высказывания,
Аскеза
этих букв.
Метки:


  • 1

Александр Елеуков. Псалмы, сонеты и песни...

Поэт должен быть один, скажу решительно и безоглядно. Ломоносов, Державин, Пушкин, Саша Рижанин... Два поэта – большая путаница и дискредитация идеи совершенности стиха. Союз писателей – просто мука, литературные объединения – шайки голодных писак. Поэт должен быть один, одинок, трагичен, нелеп и рано убит. Он нужен нам как судьба, как подтверждение того, что то, что мы читаем, было по-правде. Мы простим поэту плохой стих, пусть будет «любовь-кровь», если это написано кровью. Почитайте ранние стихи Пушкина, «На смерть поэта» Лермонтова, целиком, без изъятий «Стихи о Прекрасной Даме» Блока – сколько там нетвердых рифм, сбоев ритма, напыщенности образов и просто дурновкусицы. Вы увидите, насколько глухим может быть читатель, привыкший к имени поэта, выучивший его право на стих и уверовавший в его искренность. Читателю нужно, чтобы Пушкина застрелили, чтобы Мандельштама расстреляли, чтобы у Ахматовой всех посадили, а она уводила и уводила чужих мужей... Просто стих, без крови – не стих.

  • 1