?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Поделиться Next Entry
Сергей Шуба (Новосибирск). Сто строк
aesthetoscope
Россия

Рассказать что увидел
Пространство
И дышу океаном
Косматые лбы
Открытые лица
В этой стуже
Родные
Твёрдокаменная пятерня
Упрятанная в рукавицу
Синий венчик плиты
Попранная старость
Махорчатый дым
Сети сетей

Растекающаяся боль
Волны, сходящие на нет
(всё протыкается шилом, чтобы освободиться)
Письмо, затерявшееся во времени

Толкается, нудит, горячее, невыплеснутое
Лезут кресты из земли
И упрямо. С безысходной лёгкостью
Рассекаются тенета
Перемещается тело-Искра
Парусиновое счастье, Господи…

Безоглядная дорога
Наверх.



* * *

Вышел братец – купол – вышел
На снегу он письма пишет
Окровавленным венцом
И стоит к нему лицом
Тот, кто корни ест во тьме
И к тебе он и ко мне
Обращается, поверь
Инеем морозный зверь
Отряхнется, выбьет дверь
И на прочерни небес
Засияет новый крест.


* * *

Про потерянный кораблик
Я рубашке расскажу
Мы поплачем вместе с нею:
Мим да шут

Теплый снег обнимет плечи
Вдоль канала я хожу
Всё ищу, всё так же вечен
Мой досуг.

Ручеёк мелеет зноем
Колыхает берега
И рубаха и кораблик –
От греха…

Но развеется весною
Милый друг
Вновь в дорогу выйдут двое –
Мим да шут.


* * *

Знает ли меру Мэрилин
Примеряет чулки и пальто
А под пальто – ничего
Так знает ли меру она?

Долго ж ты собиралась, краля
Стоять на паперти, петь в подвале
Однако ж искусна в борьбе, - видали? –
Не сделала ничего.

И шагала бесцветной нитью
Стежком-порошком
Затяжкой портили ноздри
Трепещущие плащи в ночи
Но зато – долгой жизни едва ли
Изопьёт полной чашей Мэрилин
Сама себя так назвав.

Сама себе вор и память
Сама себе страх и гнев
Вот только знает ли меру?

Ведь я бы спросил – но умер
Я бы пришёл – да умер
Там, где один из двух
Точно должен остаться
На дне той консервной банки
Где пепел с дождём пополам.


* * *

Смотрю на улицу:
По снегу скачут чечётки
С каплей крови на голове
Её видно, видно
Брюшком скользят по сугробам
А девочка на Чукотке
Сосёт порезанный палец
Думает об Украине.

Ямальское хокку

На пропитых берегах
Продырявленной земле
На веревке качается завет