?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Поделиться Next Entry
Евгений Грачев (Саратов)
aesthetoscope
Ты

«Бесит, – говоришь – и всё!»
Отдохнуть бы надо малость.
Я тебе подам пальто,
Лучше б ты не возвращалась!

Раздражает всё подряд, –
Кресло, на стене картина...
Ты всегда, как водопад,
Или снежная лавина.

Раздражает интерьер,
Занавесочки из ситца!
Ты всегда, как сто пантер,
Или хитрая лисица.

Грусть накроет, как дома
Накрывает белой пудрой...
Я с тобой сойду с ума,
Самой глупой, самой мудрой,

Самой вредной и ручной,
Разобиженной, упрямой,
Самой сложной и простой,
Ну, конечно, самой-самой!..


Мокрые ягоды

Здесь в алмазных дождинках сияет ночная герань,
На оконном стекле брызги тёплого ливня и радуги,
А за ним, на девичьей груди, сквозь упругую ткань
Проступают, как будто две спелые сладкие ягоды.
Вот и сброшено платье, подходит нагая к окну,
У портьеры замешкалась, дует на пухлые пальчики –
Сладкий сон для того, кто настраивал, грустный, струну,
Среди гвалта солдат на перроне чужого вокзальчика.
Он есенинских строк про любовь и печаль не читал,
Пастернака там, Блока, Цветаеву или Ахматову...
«А-аа, летёха! Валера Ерёмин, – шутили, – попал, так попал,
уломал за три вечера цыпочку – дочку комбатову!»
Гоготал первый взвод, невдомек им, что было, представьте, не так!
Но уже доложили комбату, смакуя по-свойски похабно...
Да, попал наш Валера Ерёмин, как в ощип, как круглый дурак, –
Отсылают его на Кавказ, далеко-далеко. Ну и ладно!
Он в прощальном письме для неё всё равно объяснит, что к чему,
На вокзале споёт для бойцов задушевное что-то, печальное,
И на «точке горячей» весь год будет сниться ему
Или штора в окне, или сад, или платье венчальное.