?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Поделиться Next Entry
Артур Шоппингауэр (США, Флорида, Бонита Спрингс)
aesthetoscope
ЧЕГО Я ЖДУ

Чего я жду? Моих стихов
Никто на свете не напишет,
А слово втуне жаром пышет
Всю ночь до третьих петухов.

Всю ночь до третьих петухов
Я сочинял про Украину,
Да кто поверит караиму,
Что плачет он из-за хохлов?

Что плачет он из-за хохлов,
Почти полвека позабытых,
Дела, обычаи, и быт их,
И все их байки для лохов.

И все их байки для лохов,
Хоть от Богдана, хоть Бандеры:
Из гномов выйдут гренадеры,
Как добродетель из грехов!

Как добродетель из грехов
На самом деле потаскуха,
Так удушающая скука
Сквозит из этих потрохов.

Сквозит из этих потрохов
Отрыжка векового рабства,
Под видом равенства и братства,
Меньшого братства для хохлов.

Меньшого братства для хохлов.
Душа, как сбитое коленко…
Мой друг любимый Коваленко,
Соавтор всех моих голов.

Соавтор всех моих голов,
Мой побратим и alter ego,
И Вадька Бригинец, коллега,
Он провожал нас в Чоп. Делов!

Он провожал нас в Чоп. Делов!
Да я и сам хохол сегодня,
Когда жиганы преисподней
Из русских целятся стволов.

Из русских целятся стволов
В детей друзей моих прекрасных,
И в жёлто-голубых и в красных
Из русских целятся стволов.


МАЙДАН – 1962

Киев, площадь Калинина, на углу
Улицы имени " миллионов жертв"*
Открылся Комбинат бытовых услуг,
А в доме рядом на первом этаже
Парикмахерская. Яша Рыжий,
Личный мастер киевских стиляг,
Кок на моей голове мурыжит,
Мурлыча что-то про "андреевский стяг".
Сколько всего тут с ним перемелено,
Больше, чем шуток у шута гороха.
"Мастер Яша работает медленно,
Но зато плохо",
Я для него рекламу придумал,
За это – бесплатно рублёвый кок,
А он нахваливал: "Хоть и придурок,
Но, блин, талантлив, как сыщик Лекок".
Благоухая зелёным шипром,
Иду через площадь к Главтелеграфу,
Там у входа в какой-то гипро
Встречаю Сашку, Лёньку и Рафу.
На каждом кок Яшиной выпечки,
У каждого плащик через плечо,
Все мы дети посткультовой выучки,
Тогда уже было нам всё нипочём.
Двинемся, что ли, "в сторону Ленина"?
(О Прусте никто из нас не слыхал).
"Вы мужичьё и речь ваша фенина", –
Смеялся над нами Рафа, нахал.
"Жизнь прожить – не галушки в сметане", –
Вдруг со значением он сообщил.
И мы поклялись тогда на Майдане,
Что никому не дадимся в ощип.
Прошло десять лет, и Рафа уехал,
За ним потянулись вскоре и мы.
Остался Майдан – счастливая веха
Моей двадцать пятой горячей зимы…
Полвека спустя, там ещё горячее,
Кто правый, кто левый нам не понять,
Много ли, мало осталось евреев,
Но станут, конечно, евреям пенять,
За то, что остались, за наши скрижали,
И всё же сегодня мерещется нам:
Если тогда бы мы
Не убежали,
Сегодня наверно
Стояли бы там.

* Улица им. Жертв революции.


МАРЬЯЖ

Печальна предателя участь,
Кошмары всю ночь напролёт,
Про то, как по случаю ссучась,
Он друга впервые сдаёт,

Как друг, улыбаясь, не верит,
Как краска сбегает с лица,
Как в миг неизбежной потери,
Глаза узнают подлеца.

Казалось, что нету на свете
Роднее и ближе души.
Зачем? Почему? Кто в ответе?
Как стали мы нехороши?

Гадать все горазды о разном…
Вот реплика со стороны:
Бессилие перед соблазном –
козырный марьяж сатаны.