?

Log in

No account? Create an account

материалы в Стетоскоп41 - Михаил Богатырёв. Соавторы
aesthetoscope
Ударяйте в барабаны,
Возвестите всем и вся:
Нынче Яков с Эстебаном –
Неразлучные друзья!

Строчка к строчке, слово к слову…
Пишут, шепчут и шипят…
Глядь, – стихи уже готовы.
Книжки выстроились в ряд.

Сочинители устали,
Захотели пить и есть…
В поле мухи пролетали,
И солдат им отдал честь.

Пять стаканов тяпнул Яков.
Разболелась голова.
«Одинок и одинаков –
Бесполезные слова».

Эстебан (отметим в скобках)
Напечатав свой буклет,
Уложил его в коробку
Из-под соевых конфет.

Вся промаслилась обложка,
Да и слов не разобрать.
Но ведь автор, а не кошка
Нацарапал цифру пять?

«В облаках гуляют кони.
Вдоль дороги сны летят»…
– Эй, дружище, я не понял,
Это что за детский сад?

«Мы корпели две недели
Над разгадкою стихов».
Подпись:
Яков Погорелин,
Эстебано Иванов.

материалы в Стетоскоп41 - Михаил Богатырёв. Поэтика тишины
aesthetoscope
Отброшен первый лист письма.
Беру второй.
Отброшен третий лист,
Четвёртый, пятый... Сотый...

Как вылетает из ума
Пчелиный рой,
И вся словесность вдруг становится сырой --
Тебе я силюсь рассказать, но кто ты? Кто ты?

В холодном мареве колеблются слова.
Какие пчёлы, если улей недостроен?
Мой адресат! Я чистый лист поцеловал,
И показалось мне -- ты сам себя назвал,
Только писать тебе аз грешный недостоин.

материалы в Стетоскоп41 - Михаил Богатырёв. Два формата
aesthetoscope
1. СУМЕРКИ, И...

Сумерки, и – ничего не ясно.
Напрасна ночь как флакон пустоты
«В день свадьбы будут дарить цветы», –
Бесстрастно
шепчутся анемоны.
А тело выскользнуло из лона
Всё в чёрных лаврах. Ладонь без хруста
За горло сдерживала Прокруста.
Напрасна ночь, как склероз певца.
Фиалки в шторах, и – нет лица...


2. ОБРЫВОК ТЕКСТА

два прибавы
воден енезь
купно тле
елетен озох
штар на ды
и затрапез
его неез
одив лоО
ВЫ
логОВО
голоВЫ
актиг олозь
тке енземо
кет элех
отбары уво
ошмак КПК
езымаю ВКП

материалы в Стетоскоп41 - Михаил Богатырёв. Языкознание
aesthetoscope
1. ЯЗЫК

Привыкло тело к языку (дался ему язык?)
Я изъясняться не могу (к устам моим приник...)
Зачем, зачем мы говорим (мы ЭТО говорим)
Как будто враг словам своим (а что за СЕРАФИМ?)

Язык понятий не вместил (где разум, там и страх)
С годами всё уходит в пыль (но ведь слова – не прах?)
Язык живёт в кругу имён (не властен здесь никто)
Сегодня – башня. Вавилон (а завтра, завтра что?)

2. КАК? (повезло)

Не столько ТРЕПЕТ, сколько ТРЕПЛЕТ.
Не столько ШЕЛЕСТ, сколько ЛЕСТЬ.
Понятий косвенных не счесть
И слов высоких: ДОБЛЕСТЬ... СТЫД...

Душа с душою говорит.

Как почтальон поймал полипа,
Как труд написан «Либо-либо»*
Как в волнах плещется весло,
Так мне, должно быть, повезло.

Михаил Король. Зообиблейские этюды (фрагмент)
aesthetoscope


"Шафан"

История идентификации этой зверушки по имени шафан весьма занимательна, ибо привела к достаточно серьезным заблуждениям и настоящей "бестиарной" путанице. И даже в современном иврите, благодаря переводческим пертурбациям, слово "шафан" остается и по сей день многозначным. И несмотря на это, точно идентифицировать животное шафан - дело совсем несложное.
Первое упоминание - в Левит (11:5) при перечислении животных, коих запрещено употреблять в пищу: "...И шафана (не ешьте), потому жвачку отрыгивает он, но копыта у него не раздвоены, нечист он для вас". Аналогичное описание и во Второзаконии (14:7). Неразбериха с переводом начинается в Септуагинте, где использовано слово, которое можно истолковать и как "морская свинка", и как "кролик", и как вообще обозначение любого мелкого нечистого (непригодного в пищу) животного. На уровне иконографии в некоторых бестиариях встречаются изображения шафана как в виде зайца, так и в виде ежа. Это привело в конце концов к тому, что в бестиарной средневековой литературе ежи и зайцы стали носителями взаимных характерных черт, отражающих отождествление с тем или иным типом людей.
В церковно-славянском переводе греческое название трансформируется в "хирогриль", и этот термин в славянской литературе также активно используется для определения любой мелкой "нечисти". В синодальном же переводе Библии вдруг появляется абсолютно необоснованный и безграмотный вариант - "тушканчик".
В Псалмах (104:18) образ шафана используется как один из примеров гармонии в природе ("Высокие горы - сернам; каменные утесы - укрытие шафанам") в контексте восхваления творческой мудрости Всевышнего и описания искреннего восхищения перед логической точностью Сотворения мира. Животные, упоминающиеся в этом псалме, являются примером идеального обитателя той или иной природной среды. Поэтому такие переводы, как "заяц" (синодальный перевод), "белка", "кролик" (современные переводы) представляются весьма сомнительными. Для этих животных можно подыскать более подходящую среду обитания, нежели скальные гряды.
В Притчах Соломоновых (30:26) шафан служит, наряду еще с тремя животными, примером существа малого, но мудрого: "Шафаны - народ не могучий, но ставят на скалах дома свои".
Итак, шафан описан в Библии как животное мелкое, слабое, обитающее в скалистой местности и устраивющее на скальных утесах подобие нор, непарнокопытное и жующее жвачку (к этой категории Библия относит и грызунов по причине своеобразных челюстных движений при пережевывании растительной пищи). Под это описание более всех подходит даман, или жиряк, вернее, его разновидности- даман скалистый (Procavia capensis) и даман сирийский (Procavia syriaca).

Скалистый даман (Procavia capensis)

Относится к отряду Hyracoidea (даманы), хотя до недавнего времени некоторые классификаторы относили даманов, или жиряков, к отряду непарнокопытных, а некоторые - к отряду хоботных из-за специфически гипертрофированной носоглотки животного, зачисляя, таким образом, даманов в родственники слонам.
У даманов верхние резцы растут постоянно и слегка продольно изогнуты, как у грызунов. Коренные и ложнокоренные зубы постепенно переходят друг в друга; на передних лапах три средних пальца более или менее одинаковы, пятый мельче, а первый рудиментарен; задние ноги с тремя хорошо развитыми пальцами, первый отсутствует, пятый рудиментарен. Выделяют три рода: Procavia (скалистые, или пустынные, даманы), Heterohyrax (горные, или серые, даманы) и Dendrohyrax (древесные даманы).
Скалистые даманы распространены на Ближнем Востоке, в Африке и на Аравийском полуострове.
Длина тела 30-55 см, масса - 1,4-2 кг.
Населяет скалы, крупнокаменистые россыпи, скалистые кустарниковые пустыни. Кормится преимущественно травой, листьями и корой кустарников.

(фрагмент публикации в журнале Стетоскоп № 38, см. ссылку на фотографии скалистого дамана)