?

Log in

No account? Create an account

Александр Елеуков. "Концепция прекрасного" (часть 5, признак 3)
aesthetoscope
5. Пять признаков красоты прекрасного

Признак третий

АЕ. Не кажется ли тебе, что прекрасное есть нечто, чего мы только что коснулись в одном ответе, когда утверждали, будто золото прекрасно, когда оно к чему-либо подходит, а когда не подходит, оно не прекрасно; так же обстоит и со всем остальным, чему присуще это свойство. Рассмотри подходящее само по себе и его природу: не окажется ли прекрасное подходящим? И вот я обычно соглашаюсь с этим: ведь мне нечего возразить. А тебе не кажется ли именно подходящее прекрасным?
Гиппий. Конечно, Александр.
АЕ. Рассмотрим же это, чтобы не обмануться.
Гиппий. Да, это следует рассмотреть.
АЕ. Итак, взгляни: утверждаем ли мы, что подходящее - это то, что своим появлением заставляет казаться прекрасной любую вещь, которой оно присуще, или же то, что заставляет ее быть прекрасной? Или это ни то ни другое?
Гиппий. Мне думается, то, что заставляет казаться прекрасным, все равно как если человек, надев идущее ему платье или обувь, кажется прекраснее, даже когда у него смешная наружность.
АЕ. Но если подходящее заставляет все казаться прекраснее, чем оно есть на самом деле, тогда подходящее - это какой-то обман относительно прекрасного, и это, пожалуй, не то, что мы ищем, Гиппий? Ведь мы исследовали то, чем прекрасны все прекрасные предметы, подобно тому как все великое велико своим превосходством; благодаря этому превосходству все бывает великим, и если даже оно не кажется таким, но таково на деле, оно неизбежно будет великим. Точно так же мы говорим о том, что такое прекрасное, благодаря которому прекрасно все, кажется ли оно таковым или нет. Пожалуй, это не подходящее; ведь последнее, как ты сказал, заставляет предметы казаться прекраснее, чем они есть на самом деле, и не позволяет видеть их такими, каковы они есть. Нужно попробовать показать, что же делает предметы, как я только что заметил, прекрасными, кажутся они таковыми или нет. Вот что мы исследуем, коль хотим найти прекрасное.
Гиппий. Но, Александр, подходящее своим присутствием заставляет предметы и быть, и казаться прекрасными.

Читать дальше...Свернуть )

33й выпуск журнала "Стетоскоп" (Париж)
aesthetoscope



33й выпуск журнала "Стетоскоп" (Париж), выпущенный в свет в 2002 году при участии Aesthetoscope.

Александр Елеуков. "Концепция прекрасного" (часть 5, признак 4)
aesthetoscope
5. Пять признаков красоты прекрасного

Признак четвертый

АЕ. Сколько хлопот нам уже доставило прекрасное; как бы оно не ускользнуло от нас вовсе. Впрочем, я говорю пустяки; ты-то, я думаю, легко разберешься с ним, когда окажешься один. Но ради бога, сделай это при мне или, если хочешь, давай разбираться вместе, как делали только что; и, если у нас получится это, то будет отлично, если же нет, я, думается мне, покорюсь своей судьбе, а ты легко постигнешь его, оставшись один. А если мы постигнем его теперь, не беспокойся, я не буду надоедать тебе расспросами о том, что ты постиг самостоятельно. Сейчас же посмотри снова, чем тебе кажется прекрасное. Я говорю, что оно... только ты следи за моей мыслью повнимательнее, как бы мне не сказать чего-нибудь несуразного... пусть у нас будет прекрасным то, что пригодно. Сказал же я это вот почему: прекрасны, говорим мы, не те глаза, что кажутся неспособными видеть, но те, что способны видеть и пригодны для зрения. Не так ли?
Гиппий. Да.
АЕ. Не правда ли, и все тело в целом мы в таком же смысле называем прекрасным, одно - для бега, другое - для борьбы; и все живые существа мы называем прекрасными: и коня, и петуха, и перепела; так же как и всякую утварь и средства передвижения: сухопутные и морские, торговые суда и военные; и все инструменты, как музыкальные, так и те, что служат в других искусствах, а если угодно, и занятия и обычаи - почти все это мы называем прекрасным таким же образом. В каждом из этих предметов мы отмечаем, как он явился на свет, как сделан, как составлен, и называем прекрасным то, что пригодно, смотря по тому, как оно пригодно и в каком отношении, для чего и когда; то же, что во всех этих отношениях непригодно, мы называем безобразным. Не думаешь ли и ты так же, Гиппий?
Гиппий. Да, думаю.
АЕ. Так, значит, мы правильно теперь говорим, что пригодное скорее можно назвать прекрасным, чем все иное?
Гиппий. Конечно, правильно, Александр.
АЕ. Не правда ли, то, что может выполнить какую-нибудь работу, для нее и пригодно, то же, что не может, непригодно.
Гиппий. Конечно.
АЕ. А значит, возможность что-либо сделать - это прекрасно, а невозможность - безобразна?
Гиппий. Вот именно. Все, Александр, подтверждает, что это так, а в особенности государственные дела: ведь в государственных делах и в своем собственном городе быть в состоянии сделать что-либо прекраснее всего, а бессилие - всего отвратительнее.

Читать дальше...Свернуть )