?

Log in

No account? Create an account

Александр Елеуков. "Концепция прекрасного" (часть 6, несоответствие 4)
aesthetoscope
6. Пять несоответствий между красивым и прекрасным

Несоответствие четвертое

АЕ.
Хорошо сказано! Но разве мудрость не прекраснее всего, а невежество разве не всего безобразнее?
Гиппий. А ты как думаешь, Александр?
АЕ. Погоди, мой милый, меня страх берет - что это мы опять говорим?
Гиппий. Чего же ты боишься, Александр? Теперь-то уж твое рассуждение превосходно.
АЕ. Хотел бы я, чтобы это было так; но рассмотри со мной вместе вот что: разве кто может делать то, чего он не умеет, да и вообще не способен выполнить?
Гиппий. Никоим образом; как же он сделал бы то, на что не способен?
АЕ. Значит, те, кто ошибается и невольно совершает дурные дела, никогда не стали бы делать этого, если бы не были на это способны?
Гиппий. Это ясно.
АЕ. Но ведь сильные могут делать свое дело благодаря силе? Ведь не благодаря же бессилию?
Гиппий. Нет, конечно.
АЕ. Ну, а так ты скажешь: все делающие что-либо могут делать то, что они делают?
Гиппий. Да.
АЕ. Но все люди, начиная с детства, делают гораздо больше дурного, чем хорошего, и невольно ошибаются.
Гиппий. Это так.
АЕ. И что же? Такую силу и такую пользу - то, что пригодно для свершения дурного, - мы и их назовем прекрасными или же ни в коем случае?
Гиппий. По-моему, ни в коем случае, Александр.
АЕ. Следовательно, Гиппий, прекрасное, видимо, не то, что обладает силой и нам пригодно.
Гиппий. Но, Александр, я говорю о тех случаях, когда что-то способно к добру и пригодно для этой цели.
АЕ. Значит, наше предположение, будто то, что обладает силой, и то, что пригодно, тем самым прекрасно, отпадает. А душа наша, Гиппий, хотела сказать вот что: прекрасное есть и пригодное, и способное сделать нечто для блага.
Гиппий. Кажется, так.

Читать дальше...Свернуть )

Антон Полунин (Киев). Ничего
aesthetoscope
Ничего не имеет значения, кроме белого фонаря,
Никакая война или фабрика - все мура и белиберда.
Мы стоим на пороге последнего-препоследнего января,
И лучи затекают в прихожую, как мерцающая вода.

Провожая мгновения в плаванье, оставаясь наедине
С нерастраченным градом и паводком в перевернутых зеркалах,
Закрываешь на ключ переполненный безразличием кабинет
И, за пазуху сунув отчаянье, отправляешься по делам.

Не звони, не пиши, не спрашивай, что сейчас на передовой.
Ничего не имеет значения, кроме белого фонаря.
Непроявленное полнолуние застывает над головой.
Человеки летают над пропастью и не ведают, что творят.

Алексей Зайцев (Москва). Лицо
aesthetoscope
Лицо это нос, глаза, губы и уши. Хотя нет, глаза, нос, губы и уши. А впрочем, еще можно добавить волосы, щеки и подбородок. И тогда получится, то, что я называю лицом. Лицо находится от меня на некотором расстоянии, и я могу оценить каждый его элемент. Могу наслаждаться видом носа, а могу позволить себе побаловаться рассматриванием ушей. Ибо у меня много времени, а лицо пока неподвижно. Более всего мне нравятся губы, ярко красные, влажные, зовущие к поцелую. Иногда они открываются, но сейчас не совершают не единого движения. Это заставляет меня перевести взгляд на глаза. Глаза, разумеется, закрыты. Обидно. Я люблю смотреть в раскрытые глаза. В широко раскрытые глаза. Приходится сосредоточиться на ушах. Через минуту создается ощущение, что, уши сосредоточены на мне. Меня передергивает от этого чувства. Про подбородок и волосы даже и говорить не хочу. А что тут говорить? Пусть лучше они меня обсуждают. Время спустя лицо начинает просыпаться. Глаза открываются, губы двигаются, уши начинают прислушиваться. И тут я вспоминаю про лоб! Как я мог про него забыть? Ведь лоб, это, черт возьми, тоже лицо. Точнее элемент лица. Причем довольно важный. Или влажный? Влажный от пота, но важный для меня.
Б-р-р-р…какая нелепица…бессвязность…бессмысленность. Лицо движется мне навстречу. Губы что-то бессвязно бормочут. Запах сна. Глаза фокусируются на моем теле…смотрят выше. Губы движутся ко мне. Ближе. Еще ближе. Щелк! И они проглатывают идентичный элемент моего лица. Обслюнявленный я бью тревогу. Потом бью подушку. Потом просто бью. Следом, следует, следующее следствие. Тавтологично, не правда ли? Вы хотите знать о лице больше? Но это мое повествование! И я склонен оборвать его тогда, когда считаю нужным.

Александр Елеуков. "Концепция прекрасного" (часть 6, несоответствие 5)
aesthetoscope
6. Пять несоответствий между красивым и прекрасным

Несоответствие пятое

АЕ.
Причина не есть то, что возникает, и возникающее не есть причина.
Гиппий. Ты прав, Александр.
АЕ. Но ведь тогда ни прекрасное не есть благо, ни благо не есть прекрасное. Или это тебе кажется возможным после сказанного раньше?
Гиппий. Нет, мне так не кажется.
АЕ. Но удовлетворит ли нас, если мы захотим сказать, что прекрасное не есть благо и благо не есть прекрасное?
Гиппий. Нет, это меня вовсе не удовлетворяет.
АЕ. И меня это наименее удовлетворяет из сказанного. Значит, неверно нам представлялось, будто прекраснее всего наше положение, что полезное, пригодное и способное к созиданию блага и есть прекрасное. Нет, такое допущение, если только это возможно, еще смешнее прежних, когда мы думали, что прекрасное - это девица и все прочее, что мы перечислили раньше.
Гиппий. Кажется, что так.
АЕ. Уж и не знаю, куда мне деваться, Гиппий, и не нахожу выхода; а у тебя есть что сказать?
Гиппий. Нет, по крайней мере, сейчас; но, как я недавно сказал, если я это обдумаю, то уверен, что найду.

Читать дальше...Свернуть )