?

Log in

No account? Create an account

Ксения Сурженко (Саратов). Стихи
aesthetoscope
***
чпок
как сухой бамбук
разломился вслух,
кости пополам,
и лишившись рук,
и лишившись ног,
потерявши сон,
коротал утра.
ночи тьмы лишил
упакован в снег,
запорошен льдом,
сдавлен бродом рек.
падал на живот,
разбивал лицо,
и сломался вдруг
от испуга.
от
бесноватости ожиданий,
времени до весны,
от хрупкости водородных пальцев,
сжатой в баллоны, в сны.
от катакомб сосудов
и в них замёрзшей крови.
от одиночества.
пересудов
вчера и сегодня.
любви.

Читать дальше...Свернуть )

Максим Гурбатов, Анна Чайковская (Северодвинск-Будапешт). Книга_Букв
aesthetoscope
Книга_Букв – это двадцать пять арт-объектов из настоящих старинных типографских литер и двадцать пять текстов о буквах, о змеях и ангелах, о любви и о родине.
Здесь литеры называются буквами. Буква – душа литеры. Литера – тело буквы. Они удивительны! У них обнаруживается убедительная вещественность: буквы, оказывается, имеют массу, плотность, вес. Они вырезаны из дерева, и какого дерева! Из белого дуба, из красного венге. Они объёмны, трёхмерны и совершенны. И готовы сыграть новые роли.
Круг замкнулся. Много лет назад художник, автор шрифта, спроектировал букву, нарисовал её и вычертил. В типографии она обернулась литерой: там её, зажатую в строке с обеих сторон такими же литерами, покрывали краской и отправляли под пресс. В мир выходил тираж, литере дорога одна – обратно на полку, в кассу, в ящик. Затем полиграфия сменила технологию. Литеры должны были сгинуть, пропасть без следа.
Но снова – повезло же! – попали в руки художника, в Книгу_Букв.

Это вы, ангелы, сказали «Фффу?»
2007, дерево, акрил, эмаль, 73х68х5

01_angely_640

01_angely_2_200 01_angely_1_200

Читать дальше...Свернуть )

Екатерина Симонова (Нижний Тагил). Стихотворения
aesthetoscope
***
это притягивает тебя к земле,
нашептывает: просто живи,
кошачьей тяжестью, женской рукой
крадется, сонному, тебе по груди,

проверяя: жив ли еще?
как я устал, как же устал,
старый свет - застиранное белье -
не скрывает моей наготы и меня.

день прелестен, начинаясь не впопыхах,
прелестью яда питая стволы
деревьев, серых, как эта мгла,
зола зимы.

и что восстает из нее,
не видимое никому?,
только замолкшее воронье
облаком зависает в темном снегу.

и оборачивается ко мне
лицо, белое, утекающее, как вода,
что-то знакомое в его глубине,
как в глубине комнаты, повторяет: да,

ты узнаешь меня, узнаешь,
ты не можешь меня узнать,
потому что узнавание – ложь
льда, обломок весла.

и, больше не в силах бороться с водой,
я смотрю, как теченье уносит меня,
и понимаю, что
это не я.

Читать дальше...Свернуть )