?

Log in

No account? Create an account

Владимир Савич (Монреаль, Канада). Длинный петляющий путь
aesthetoscope
Дом N56, мирно маячивший на перекрестке Первого коммунистического тупика и Второго национального спуска, ничем существенным не отличался от таких же бетонных мастодонтов, коих было без меры натыкано в одном крупном индустриальном центре. Бетон, стекло, подвал, а в нем котельная (в которой и развернутся основные события этого повествования). Котельная дома N56 была небольшой, подслеповатой, с множеством всевозможных задвижек, вентилей, краников комнатенкой. Сколоченный из винных ящиков обеденный стол и пара наспех сбитых табуретов. По утрам в подвальный полумрак спускалась бригада слесарей, хмурых с помятыми лицами ребят неопределенного возраста. Часов до одиннадцати они еще чего-то крутили, чинили, гремели ключами и кувалдами, после пили плодово-ягодную "бормотуху", сквернословили и дрались. Когда величина пролитой пролетарской крови достигала количества выпитых стаканов, у оцинкованной подвальной двери с жутким воем тормозил милицейский газик. Из него на цементные плиты двора выскакивал молодой, слегка одутловатый районный участковый Макарыч. И. угрожающе размахивая табельным пистолетом, по-свойски приводил распоясавшуюся слесарню к порядку.
- Что, синюшники, давно в "хате" не были? - кричал участковый, грузя нестойких к плодово-ягодным суррогатам пролетариев в тесный ментовский воронок...
- Ксиву составляй, начальник, у нас еще три пузыря "Агдама" на столе осталось, - требовали хозяева незаконно изымаемых бутылок.
- Я вам щас сделаю ксиву! - шипел уполномоченный и снимал с "Макарова" предохранитель. Слесаря тревожно замолкали.
- Товарищ сержант, - отдавал участковый команду помощнику, - собирайте вещдоки.
- Есть, - отвечал сержант, - и сбрасывал остатки спиртных возлияний во внушительных размеров сумку. Машина трогалась. Котельная погружалась во мрак и тишину.
Вечерело, и из сантехнического сооружения котельная превращалась в шумную обитель местной рок-элиты. В эти вечерние часы вентиля, заслонки, и манометры котельной дома 56 уже слушали уже не слесарскую брань, а музыку Пола МакКартни. Почему МакКартни? Да потому, что в то время как верхний мир существовал общностью выбора, нижний предпочитал делать этот выбор сам. Так, одна котельная слушала Цеппелинов, другая "сдирала" импровизации с Джимми Хендрикса, третья балдела под роллинговский "Satisfaction". Котельная дома номер 56 тоже имела свой маленький бзик, здесь рвали сердца яростные поклонники Пола МакКартни. О чем и свидетельствовал висевший в красном углу котельной, нарисованный (художником Михеем) портрет Пола МакКартни с приклеенным к нему кредо подвальщиков. - " Коль не знаешь "Yesterday" не суйся в двери к нам злодей".
Но, несмотря на такое предостерегающее заявление, злодей являлся. И вновь как в утренние часы его олицетворял собой оперуполномоченный Макарыч.
Читать дальше...Свернуть )

Алексей Курганов (Коломна Московской области). Ялта на три дня
aesthetoscope
- У тебя отпуск когда кончается? – спросил Фёдор.
- Через неделю, - ответила Марина. – А что?
- Ничего. Хочешь в Ялту прокатиться?
- Какая ещё Ялта?
- Обыкновенная. Город такой. На Чёрном море. Чехов там то ли помер, то ли просто жил. Ну, чего?
- А… - она даже растерялась. Действительно, какая Ялта? При чём тут Ялта? Хотя август, море… Кто ж в августе от Ялты откажется? Но всё равно непонятно. Впрочем, это в его характере – сразу ошарашить. Как был «Федя-три медведя», таким и …. Своей детской непосредственностью запросто поставит в тупик кого угодно. Ему надо клоуном работать или факиром Васей Ивановым, а не обычным инженером холодильного оборудования, пользующимся на работе заслуженным уважением, впрочем, за очень нехилую зарплату.
- Как это «прокатиться»?
- Ну, не прокатиться – полететь, - поправился он. – Мне надо по работе дня на три в Ялту. Ну и, конечно, можно покупаться, позагорать.
- А я тут при чём?
Бывший муж в ответ то ли недовольно, то ли раздражённо поджал свои толстые губы.
- Поясняю для тупых: приглашаю. За компанию, - и нахмурил брови ( дескать, нельзя же быть такой бестолковой! Чего непонятного-то?).
- Интересно, - все так же растерянно усмехнулась Марина. – А я-то в качестве кого?
- А без всякого качества, - ответил он вроде бы совершенно нейтрально, но получилось, как всегда, с этакой самодовольной хамоватостью. - В качестве бывшей жены и любимой женщины. Тоже, понятно, бывшей! – добавил Фёдор, чтобы сразу внести ясность и не давать никаких совершенно не нужных, долгоиграющих намёков.
Читать дальше...Свернуть )