?

Log in

No account? Create an account

Сергей Ходич (Украина, Симферополь). По воскресеньям в меню главным блюдом весна
aesthetoscope
Воскресенье. Многие не любят воскресенье, отдавая предпочтение субботе или на худой конец пятнице. Еще больше не могут дождаться его наступления. Хуже тем, кто не ходит по утрам в церковь и не знает чем занять время. Воскресенье. Лучше среды или вторника и уж точно четверга. Что в нем? - Дым сигарет и тихие шершавые шины, боящиеся разбудить город. Пасмурно, немного прохладно. Иногда тепло, солнце, правда, все чаще сонное, уставшее. Чаще тепло. Почти всегда по воскресеньям в меню главным блюдом стоит весна.
Будильник звякнул в последний раз, но Мэтью не спешил раскрывать глаза. Он уже не спал. За окном насвистывал ветер. Ему никогда не лень прогуляться холодными улицами. Во рту было горько, но время подгоняло позавтракать. Мэтью откинул одеяло и тут же пожалел об этом. Его кожа в миг вся покрылась маленькими выпуклыми точечками-бугорками. Он обратно укрылся, и все еще не раскрывая глаз, повернулся на другой бок.
Липкий сон еще не до конца улетучился, и пока глаза были сомкнуты, дымка между ним и настоящим миром была все еще непроглядной. На секунду он приоткрыл, щурясь один глаз, но спустя всего мгновение закрыл его, недовольно поморщив лицом. Теперь он чувствовал свое лицо. Нос его был холодным. Таким холодным, что едва не болел. Натянув одеяло повыше, Мэтью попытался вспомнить, что ему снилось. Постепенно кровать снова принялась не спеша раскручиваться под ним. Так ему казалось. Это было усыпляющее едва заметное, но хорошо всем знакомое чувство подкрадывающегося сна. Мэтью представил себе, что он спит спиной к двери, в то время как кровать его стояла напротив нее. Некоторое время он убеждал себя в этом, затем снова приоткрыл один глаз, увидел дверь на прежнем месте, внутри у него крутануло пуще прежнего и он поспешил скорее снова зажмуриться, чтобы поглубже провалиться в сон.

Читать дальше...Свернуть )

Николай Кузнецов (Казахстан, Тараз). Последняя битва (фантастическая история)
aesthetoscope
23 февраля 20… года
Где то за Уралом.
Отдельный блокпост. Бетонированное укрытие, глубоко зарытый в землю многоярусный блиндаж, На поверхности, лишь плиты перекрытий, узкие бойницы и смотровые щели перископов наблюдения. Тоненький усик антенны спецсвязи и маленький красный флаг с золотой звездочкой и крупными белыми буквами РОНА (русская освободительная национальная армия), выведенными от руки.

Отметка «минус шесть метров». Комната контроля, пост номер два. Я, Василий Иванов, второй мастер-сержант, назначен на сегодня старшим по смене. Со мной за столом, возле контрольной панели сидит боец-техник по имени Аарон.
- Слушай Арик, ты вроде как русский? А имя еврейское.
- Мастер-сержант, да я уже в политотделе сколько раз говорил, бабушка моя была еврейка из Одессы, вышла замуж за русского. А мама моя, впоследствии, умудрилась выйти замуж за армянина. А вырос я вообще в Тамбове, считаю себя русским армянином,- боец обиженно засопел,- в роте достали, подкалывают постоянно.
- Отставить,- я хлопнул своего помощника по плечу,- имя и в самом деле нестандартное. А по поводу подколок, дай пару раз кому следует по рылу, сами отстанут. У меня ротный, вообще, был самый настоящий еврей. Убили его два месяца назад, в бою с УН-овцами (от английского UN,- русский эквивалент ООН, прим автора). - Что там по сетевой сводке? Есть что интересное?
- Момент командир. Ага, вот это интересное: В одном из отдаленных поселений найден скрывающийся губернатор N-ского края. По приговору трибунала РОНА, был посажен на кол. В числе предъявленных ему обвинений, многочисленные хищения народной собственности, незаконный вывоз ресурсов и культурных ценностей за рубеж и, много чего еще.
- Собаке и смерть собачья,- сплюнул я на металлический пол бункера. А есть, что новенького про гребаных демократов, федерастов и Уновских ублюдков?
Читать дальше...Свернуть )

Николай Кузнецов (Казахстан, Тараз). Карамелька (12+)
aesthetoscope
Трупы лежали вдоль обочины грунтовой дороги. Еще вчера ночью они были грозными бойцами Народной Армии, за независимость чего–то там. Еще вчера ночью они грозно кричали гортанными голосами:
-Эй, русский, сейчас тебя резать будем. Будем твоя девка любить. Твоя мать плакать будет, деньги собирать, калым платить за твоя жопа….
А сейчас они лежали, мертвые и одинаковые, как братья. В пыли и грязи, окровавленные и умиротворенные. Тихо и спокойно их бороды топорщились в синее вечеряющее небо.
А мы уходили в очередной рейд. Наш взвод, двенадцать человек шли выполнять очередную боевую задачу. Через три дня и две ночи мы вернемся. Слава богу, аллаху и прочему небесному братству, все целы, только двое «трехсотых»*. Средней степени. Один в ногу, второй в живот. Идти не могут. Несем на руках. Но это мелочи. Дойдем до своих и вызовем вертушку. Парням «триста»* недельки на две отдых обеспечен…
А нам сутки на отдых и опять в ночь…

Читать дальше...Свернуть )

Сергей Ходич (Украина, Симферополь). Страусу тоже хочется немного любви
aesthetoscope
Она молчала рядом на кровати. Едва ли не мурлыкала только. Я смотрел на ее слегка смуглое тело. Свет сквозь занавески подчеркивал ее округлые, мягкие формы. Она не была пухлой, как не была худышкой. Идеальный вариант, как по мне.
Я курил, стряхивал пепел с сигареты в пепельницу, которая погрузилась в тропические заросли черных густых волос на моей груди, и смотрел на нее. Пожалуй, она была красива. Может даже она была самой красивой среди тех, кто побывал в этой постели до нее. На ее хрупких плечах устало повисло старое дырявое покрывало, но все еще почти белое. Оно едва скрывало ее спелые сочные груди. Я смотрел на них, упругие соски прятались за покрывалом вне моего взора.
- Что скажешь? – как обычно не выдержал паузы первым я.
С ней всегда было так. Каждый раз одно и то же. Она могла молчать, казалось часами. Ее абсолютно не тревожило время, словно оно было ей вовсе нипочем. Я и сам из тех парней, кто не придает, по крайней мере, старается не придавать времени особого значения, я не цепляюсь за каждую минуту просто так. Но не рядом с ней. Когда она была рядом, я становился страшно нетерпим к проходящему мимо спокойной походкой времени. Я именно цеплялся за каждую минуту, считал каждую секунду мерно проплывающего мимо нас времени. Интересно, что в эти мгновения происходило в ее милой черноволосой головке? Я смотрел на ее еле улыбающееся лицо, и в голове у меня раз за разом в такие моменты возникала одна и та же картина – замершая от жары пустыня. Обжигающая, непокорная, но, абсолютно мертвая. Ни звука, ни души.
- Мне понравилось, - кротко, словно сонным голосом сказала она мне в ответ.
- И? – спросил я, с трудом выдавив из себя одно слово.
Читать дальше...Свернуть )

Илья Железовский (Петрозаводск). Правка
aesthetoscope
Рассказ “Правка”
Автор: Железовский Илья Петрович (псевдоним: lonelyforest)

Если кто желает помочь мне выбраться из настоящего подполья андеграунда, может перейти по этой ссылке https://ru.wikipedia.org/wiki/Обсуждение_участника:Lu.. и оставить там свой комментарий в пользу придуманного мной аватарного творчества как вполне хорошей возможности андеграунда в социальной сети. Коментарии можно оставить разные. К примеру можно оставить такой комментарий: "Аватарное творчество как способ андеграунда по крайней мере доступно каждому и не требует больших материальных затрат". Просто мою статью, которую я начал писать о современном андеграунде запилили. Мне хотелось бы, чтобы меня поддержали люди. Для этого нужно перейти по ссылке, спуститься ползунком вниз страницы, щелкнуть кнопку добавить тему, написать в открывшемся окне комментарий в пользу статьи. После чего щелкнуть кнопку внизу окна, записать страницу и посмотреть сохранился ли комментарий. Комментарии не удаляют, потому что эта страница предназначена для обсуждения. Да, именно такой комментарий я оставил в блоге, чтобы найти поддержку общества творческому человеку. Что значит удалить статью человека по причине отсутствия его социальной значимости. Или что значит удалить человека вместе со статьей? Быть может в статье содержался весь жизненный опыт этого человека. Как же все-таки бездушны эти модераторы! Неужели и жизненный опыт человека теперь никого не интересует? Да, теперь можно удалить любого человека не имеющего социальной значимости. Но никто из них даже не задумывался, что человек раскрывается в своей жизни постепенно, а не сразу, и что порой человеку нужна помощь для этого. И ведь какая дрянь этот человек, который только удаляет, а не раскрывает себя через силу. Ведь верно говорил Хемингуэй: "Все ровно человек один не может. Человек один не может ни черта"! Нет, для творчества одинокого писателя интернет не годится, лучше писать в стол на бумажные носители. Интернет временное средство хранения информации, а вот тетрадки с чернилами - это память!Читать дальше...Свернуть )