?

Log in

No account? Create an account

Евгений Грачев (Саратов)
aesthetoscope
Ты

«Бесит, – говоришь – и всё!»
Отдохнуть бы надо малость.
Я тебе подам пальто,
Лучше б ты не возвращалась!

Раздражает всё подряд, –
Кресло, на стене картина...
Ты всегда, как водопад,
Или снежная лавина.

Раздражает интерьер,
Занавесочки из ситца!
Ты всегда, как сто пантер,
Или хитрая лисица.

Грусть накроет, как дома
Накрывает белой пудрой...
Я с тобой сойду с ума,
Самой глупой, самой мудрой,

Самой вредной и ручной,
Разобиженной, упрямой,
Самой сложной и простой,
Ну, конечно, самой-самой!..

Читать дальше...Свернуть )

Александр Жуков (Московская область, Электросталь)
aesthetoscope
Хочу тебя я задушить!!!

Хочу тебя я задушить!
Душить всю жизнь!
Сжимать
Запястье лебединой нежной шеи
Так, чтоб ладони онемели.
Душить, сжимать, не отпускать!
И в губы сладкие твои
Хочу я ненасытно впиться,
Испив всю кровь
Тебя убить! А после застрелиться
Самому! Содрать с тебя одежды
И, завалившись на кровать,
Крушить тебя,
Тебя ломать!
И в адрес твоей матери орать
Плохие фразы! Унижать!
А после, в обоюдном урагане
Порывов страсти и бессилья,
Создать насилья акт
В твоей чугунной ванне –
Акт обоюдного и плотского насилья!

Читать дальше...Свернуть )

Кирилл Метелица (Беларусь, Витебск)
aesthetoscope
ИТАЛЬЯНСКИЙ НЕОРЕАЛИЗМ

Сапоги, сапоги, нецелованная рука,
синема – построение чёрно-белых картинок в ряд,
хрупкая шея, обвитая лапами старого паука -
любовника из Милана,
караул итальянских солдат.

Волны страсти – удар и потом откат.
Канарейка в клетке, разглядывание гениталий в лорнет.
Высадка в Сицилии, лобные кости Бенито, фашистский совет,
бомбардировки, вступление русских в Белград.
/ Родная, мы уходим из Югославии навсегда,
надави на жалость и Тито тебя не тронет./
Вещи собраны. Снова перед глазами Милан
и лобные кости Бенито, повешенного вниз головою.

Показать полностью..
Спустя десять лет – он крупный промышленник,
совсем уже дряхлый, ворочает миллионы.
Она – домработница у партработника в Приштине,
молода, но лицо в морщинах, плюс сделано два аборта,

Череда сюжетов.
Кавани сняла бы их встречу в здании венской оперы,
Висконти замучал, довёл бы до самоубийства.
Пазолини бы сделал притчу с точки зрения коммуниста,
Антониони не думая, обоих пустил бы по миру.

В жизни всё проще. Канарейка давно уж сдохла, лорнет в музее,
гениталии у венеролога, русских нет в Югославии.
Он на старости лет женился, естественно на молодой,
и умер на вилле, окружённой садами с камелиями.
Она же, схватив воспаление лёгких,
поднимала в последний день жизни за здравие
стеклянный стакан, наполненный ржавой водой

Читать дальше...Свернуть )