?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Поделиться Next Entry
Екатерина Четкина (Екатеринбург). Раститель
aesthetoscope
Николай восхищенно осматривал выращенный дом. Просторный холл, гостиная с камином, гостевая комната в бледно-голубом тоне с мраморным подоконником и рельефным потолком. Ему не терпелось посмотреть второй этаж, он чувствовал спокойное радушие дома и давно забытое ощущение волшебства.
«Парень – находка! Архитектура, дизайн на высоком уровне, да и общая атмосфера… Прелестно! Выгодный контракт не за горами»,  – довольно подумал он, когда ожила гарнитура:
– Николай Викторович, Кормильцева настаивает на встрече.
Он скривился, словно проглотил лимон, и хмуро отозвался:
– Скоро буду.
«Явилась деньги вымогать, акула недоделанная, – проворчал Николай, садясь в машину. – Может послать все и рвануть в отпуск? А дом хорош, на него очередь выстроится».
Время, отпущенное на дорогу, он потратил на оценку важности растителя: «Ему десять. Год - другой и все. Стоит ли уступать?».
В приемной его уже ждали. Холеная женщина неопределенного возраста и фигурой – гордостью пластических хирургов, восседала на диване и листала журнал.
– Ну, наконец, – возмутилась Кормильцева, завидев Николая.
«Расстояния и пробки вашему благородию не подчиняются», – хмыкнул он, но вслух озвучил пару вежливых фраз и пригласил войти в кабинет.
– О чем хотели поговорить?
– Вы видели дом?
Николай сдержанно кивнул, прекрасно зная правила игры. Кормильцева немного растерялась, но быстро восстановила боевой настрой:
– Он великолепен! Мой Игорь безумно одаренный мальчик, а вы его держите на стандартном договоре.
Николай не новичок в строительном бизнесе, минуло семь лет, как он перестал трудиться на чужого дядю и открыл собственную фирму. Жаль, что с новыми технологиями, подаренными эрийцами, знания и умения утратили свою важность. Теперь главное чутье на избранных детей и способность находить общий язык с их родителями. Последнее Николаю давалось с трудом. Он был руководителем до мозга костей, а приходилось юлить и подлизываться, словно рядовому менеджеру.
«Вот расширюсь и заведу целый штат», – мечтательно подумал он и сказал:
– Давайте обговорим размер премии.
– Нет! Я хочу новый договор, где будут продлены сроки на пять лет, зарплата увеличена вдвое и расширены параметры медицинского страхования.
Николай удивленно крякнул: «Ничего себе! Парень через несколько лет будет способен создавать лишь примитивные здания. У меня еще с извилинами все в порядке».
– Извините, такой вариант не возможен.
– Тогда мы разрываем контракт, – процедила Кормильцева. – Тем более, ваши конкуренты сделали щедрое предложение.
В его голове промелькнул мыслительный вихрь: «Его нельзя упускать, но эксклюзивный договор – большой риск. Вдруг он повзрослеет раньше времени? Тогда вместо шикарных домов – старые панельки или, вообще, картонные коробки с помпезным фасадом. Черт, а ведь достойная старость была так близка! Ненавижу эрийцов вместе с их духовной биоинженерией! Раньше стройка – понятное дело – купил землю, сделал проект, подобрал специалистов, подогнал материалы, технику и приступил. Конечно, там свои головняки, но все равно как-то ближе, роднее».
– Дайте подумать, в течение недели, мы сообщим решение.
Она окинула его снисходительным взглядом и согласилась.
«Слишком легко… Блефует?» – подумал Николай, провожая взглядом уходящую женщину. – Стоит хорошенько все взвесить и перебрать варианты».
-//-
Николай выпил таблетку от головной боли, тяжело вздохнул и вышел на улицу. Сегодня он собирался обрадовать Кормильцеву.
Утро выдалось теплым. На глади озера сверкали солнечные блики. Повинуясь внутреннему порыву, мужчина подошел к кромке воды и, зачерпнув холодную пригоршню, умылся.
– Купаться нельзя, вода не согрелась, – прервал его уединение строгий девичий голос.
Николай обернулся.
В тени ольхи сидела худенькая девушка лет двадцати, а рядом высился замок из песка с мощными крепостными стенами, башнями, уходящими остриями в небо и смотровыми площадками.
– Красиво, – сказал он и пристально посмотрел на незнакомку. – Давно строишь?
– Два часа, – гордо отозвалась девушка.
«Быстро. Жаль, она не ребенок. У технологий эрийцев одно, но обязательное условие – чистая душа. В противном случае из капсулы вырастет не дом, а черти что и сбоку вывеска», – пробурчал он, вспомнив эксперимент со знаменитой художницей. Тогда фасад здания получился впечатляющий, к сожалению, больше ничего не вышло. Душа у богемы оказалась поверхностной.
– Сколько тебе лет? – на всякий случай спросил Николай. Сейчас ведь век акселерации.
– Двадцать. Правда мама учила, что женщинам такие вопросы задавать неприлично. – Изобразила она свою родительницу и весело рассмеялась. – Смешно, правда? Кстати, можете помочь, если вам не на работу.
Его улыбка сменилась озадаченностью: «Она – ненормальная! Вот почему сидит тут и строит замки вместо того, чтобы учиться или бегать по магазинам. Эврика! Психи как дети, только без срока годности. Я на ней миллионы сделаю! Стоп! У сумасшедших тоже есть опекуны, если только не пойти в ва-банк».
– Как тебя зовут?
– Аня, – Щеки ее порозовели, а глаза кокетливо опустились.
– Николай, – представился он и, встав на колено, сказал: – Будь моей женой?
Метки: