?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Поделиться Next Entry
Алексей Карелин (Брянск). Профи. Рассказ
aesthetoscope
Спуститься в канализацию, пройти по смердящим каналам несколько километров, выбраться наверх на территории Корпорации Сетевого Контроля, проскочить незаметным мимо камер, амбалов с автоматами и голодными догами на поводке, систем идентификации личности, лазерных растяжек, подземных пружин и прочих устройств защиты и контроля, по пожарной лестнице забраться на крышу административного здания – всего лишь двадцать этажей, – влезть в вентиляционную трубу, по памяти проползти сей лабиринт на четвереньках, увидеть мощнейший на планете компьютер через вентиляционную сетку, оказаться в кабинете богатейшего на Земле человека, разобрать его ноутбук и одолжить винчестер, после чего повторить пройденный путь с точностью наоборот – все это пришлось совершить не мне. К сожалению. Или к счастью. Да, скорее последнее. Если побороть брезгливость и тошноту в канализации я бы, пожалуй, смог, то остальные препятствия заставили бы повернуть обратно. Или погостить неопределенный срок в тюрьме строгого режима. Моя стихия – компьютеры. Серебряный свет мониторов мне милее дневного.

Вот и сейчас передо мной три компьютера, и каждый грызет защиту украденного у КаСКи винчестера. Хоть я и не видел логово наноимперии даже издалека, ее прихвостни ищут именно меня. Возможно, прозвучит пафосно, но в моих руках судьба мира. Конечно, КаСКа сделает все возможное, чтобы не дать мне изменить историю. Мне в свою очередь надо сделать все возможное, чтобы опередить ищеек КаСКи.
Вырос я в простой законопослушной семье. С детства увлекся компьютером, подавал надежды стать отличным программистом. Родители уже видели меня работающим на КаСКу, но у меня были свои планы на будущее. Работа на корпорацию – это жизнь в золотой клетке. Платят много, но держат на коротком поводке: ни уехать из страны, ни даже из города. Заявление об увольнении рассматривается как покупка билета на тот свет или в сумасшедший дом. Пенсия высокая, но опять-таки под строгим присмотром и с подпиской о невыезде. Да и дожить до нее сложно: пенсионный возраст – семьдесят, продолжительности жизни – шестьдесят два.
Не по годам во мне развилось чувство справедливости. Я отказывался принимать прослушивание телефонов, аресты за критику власти, контроль переписки. СМС, общение в чате, на форумах, в социальных сетях сканируют машины, реагируют на определенный набор слов. При обнаружении слова повышенного риска, делается более тщательный анализ переписки. Если и он не развеет подозрения, то текстом занимается сотрудник Корпорации Сетевого Контроля. Разжигание национальной или политической розни, призыв к мятежу или иной запрещенный смысл влечет за собой удаление сообщения с портала, а СМС, ММС просто не доходят до адресата. Автор сообщения получает предупреждение, после рецидива банится или лишается мобильной связи, третий же проступок грозит тюрьмой. А зона нынче не та, что раньше – настоящий Ад. Весь срок заключенный пребывает в анабиозе, а его разум – в цифровом Аде. Степень тяжести преступления определяет степень мук, через которые придется пройти. Наивысшая мера наказания – семь кругов Ада. Если человек не умрет, то уж точно свихнется.
Таким образом, Интернет стал рафинированным. Побороли сетевое пиратство, троллизм, свободу слова и печати. Блоги и другие постоянно обновляющиеся информационные порталы приравняли к СМИ. Отсюда: плати налог и неси полную ответственность за размещаемый текст или прекращай деятельность. Теперь врать властям никто не мешает.
В старших классах я познакомился с анархистом, он открыл мне мир подпольщиков. Они вообще не люди. Никто. Пустое место. Несмотря на это, я проникся их идеями и сбежал из дома.
Как и все подпольщики, я не проклеймен, не прошел чипизацию. В четырнадцать лет каждый становится гражданином – человеком, который может участвовать в развитии страны, влиять на него. Устаревшая формулировка. Сейчас настоящие гражданине – это подпольщики. Те же, кто надел ярмо, просто марионетки.
В наш век развлечений полно. Большинство из них разжижают мозг, отчего «гражданин» превращается в тупое быдло. Зачем это государству? Все просто: управлять образованными умными людьми проблем не оберешься. Все решено и продумано за нас. Мы только поддерживаем мираж выборов, мираж демократии. Хотя многим уже параллельна политика, ничто их не оторвет от телевизора и банки пива, даже выборы президента. Ну, а кто-то просто понял бессмысленность бить ноги до избирательного участка.
Конечно, не все так плохо. Наука прогрессирует, в развитии на уровне двенадцати классов остановились не все. Но система образования построена так, что гений в одном в другой области знаний окажется совершенным простофилей. Нас легко обмануть, ввести в заблуждение там, где мы плохо ориентируемся. Мы же не знаем своих прав. Разве что юристы.
Сейчас гражданин – это человек, который официально зарегистрирован в стране, имеет полный пакет документов, то есть чип. Если вы не являетесь гражданином ни одной из стран, не находитесь на попечительстве граждан, то вы и за человека не можете считаться. Вас просто нет.
Чип вживляется под кожу на запястье. Он содержит все необходимые данные: паспортные, свидетельства о рождении, страховки, пенсионной карточки, визы, реквизиты счета в банке. С помощью чипизации человечество избавилось от вороха бумаг. Все всегда при вас и не теряется, не забывается. Нужно подредактировать, обновить информацию? И это возможно. Только не подхватите вирус, иначе запросто можно превратиться в пустое место. Тогда никто ничем не поможет. Даже побираться теперь невозможно: мы просто не видим наличных. В такси и то соответствующее устройство обращается к вашему чипу.
Я не считаю чип благом. Человек стал слишком уязвим.
Как я уже сказал, есть злоумышленники: мошенники, жаждущие получить доступ к вашему расчетному счету, или хакеры, которым в кайф ломать человеческие судьбы. С ними борются, но они есть.
Соль и в том, что чип выдает ваше местонахождение. Да, полезно, если вы потерялись. Звоните в службу навигации, и порядок. Может спасти жизнь в экстремальной ситуации. Подаете сигнал SOS, авось, спасатели успеют.
С другой стороны, чувствуете, чем пахнет? Мы под колпаком. Любого гражданина легко найти. Преступников и нелегалов стало гораздо меньше. Все бы ничего, но у правительства свои взгляды на то, кто является правонарушителем. Набедокурил в Сети – физический адрес персонального компьютера не так-то сложно вычислить. Остается только считать данные с чипа оператора, находящегося в данный момент по этому же адресу. Конечно, результатом поиска может быть целая семья, но что эта мелочь по сравнению с земным шаром?
Вот так вот навели порядок в Интернете. Да здравствует жесткая цензура! Был как-то случай, местный писатель занялся изучением самодельных взрывчатых веществ и их применением. Поисковик все запросы фиксирует. Информация дошла до КаСКи. Писателя обвинили в подготовке теракта. И смех, и грех.
Кстати, подозрение в терроризме может возникнуть на любом основании, фантазия безгранична. Оно же дает право на обыск вашего жилья без ордера, на арест на продолжительный срок, пока не докажешь свою невиновность. Именно: пока не докажите вы. Государству достаточно желания упрятать вас за решетку или припугнуть. Акт о терроризме значительно расширил возможности полиции.
Наконец, неугодных людей могут просто исключить из информационной базы, вырубить чип. Все! Вы – никто, и звать вас никак. Беспомощны, что мышь. Без бумажек: документов и денег – человек – нежилец. Хотя есть исключения, как и у всякого правила. Без чипа вы либо труп, либо готовящийся стать трупом бомж, либо подпольщик.
Я – подпольщик. Нас ищут, нас изводят, как тараканов, но и мы не только прячемся. Успешный поход в КаСКа тому доказательство. Осталось взломать защиту, и у нас будет информация на вес золота. Мы сможем разрушить электронное рабство, отключить все чипы разом и научить жить по законам, законам народа. Рискуем ввергнуть страну в анархию? Да, но из беспорядка всегда возрождается порядок, более прекрасный и организованный, чем до разрушения. Утопию нам не создать, но вернуть демократию в наших силах.
Только бы успеть до того, как меня найдут. Если я и заходил раньше в Сеть, то не засветился ни разу: IP-адреса постоянно меняются, после каждого ответа с сервера. Сейчас я и вовсе в оффлайне. Даже если подпольщик, укравший винчестер, попал в видеокамеру, его лицо ничего не даст, а система идентификации личности покажет, что такого человека не существует. Найти меня, надеюсь, можно только через него. Если его схватят, язык развяжут. Ищейки КаСКи пыток не чураются.
Правда, мы встретились на моей старой квартире, настоящих имен друг друга не знаем, так что… ищейкам придется сильно попотеть, чтобы отрыть меня. Разве что винчестер снабжен маяком. Нет, проверил, кажется, нет.
Васька, отстань. Вот любопытный кот. Все лезет к дисплею. Интересно же, что за циферки мельтешат да стрелочка какая-то бегает. Брысь! Вот настырный. Что не сгоню, посидит рядом и снова на стол. Разбойник. Сбежал из дому, нашел непонятно как. Уже четыре года со мной по подпольям путешествует. Если б не он, свихнулся бы от одиночества. Бывают тяжелые периоды… Как сейчас.
Стоп! Дом. Я же звонил родителям! Значит, установление моей личности – дело времени. Будем надеяться, что я сильно изменился и пацан в семейном фотоальбоме не даст меня выследить. Камеры-то сейчас повсюду, в каждом заведении. А подпольщики не все с грядки воруют…
Да и пусть знают героя в лицо. Найти будет сложней. А родителям не позвонить не мог. В последний раз ведь видел. Да и то из телефонной будки напротив дома.
Васька, пшел вон!
В последний раз – тут и сомнений быть не может. Когда пароль будет подобран, установленная на винчестере системная оболочка затребует соединения с «Атлантом» – главным компьютером корпорации. Через него я должен буду деактировать чипы и запустить программу самоуничтожения – устроить бабах в административном здании КаСКи. Естественно, соединение не окажется незамеченным. У меня будет где-то полчаса, может, чуть больше. Возможно, этого хватит, чтобы отыскать в файловой системе необходимую информацию, отослать ее по зашифрованному каналу лидеру подпольщиков и положить начало хаосу. А для последнего надо освоить приложения, интерфейс которых не рассчитан на рядовых пользователей. Нда, попыхтим…
Васька, итить колотить! Любопытной Варваре на базаре нос оторвали, знаешь?
Эх, кто о тебе позаботится без меня? Хватит ли у тебя мозгов вернуться домой? Мышей поди здесь всех выловил.
Страшно ли мне? Страшно, но, как я уже говорил, во мне слишком остро развито чувство справедливости.
Так, одна ломалка сдалась. Зеленая линия прогресса достигла ста процентов, а толку ноль. Мигающий курсор в строке ввода, точно пожимание плечами. Кого ты спрашиваешь, меня?
Хорошо в фильмах показывают: минута – и готово. На деле простенькую почту так не взломаешь.
Пойду, попью чайку. Подпитаю сахаром мозги. Они еще понадобятся. Им предстоит марш-бросок. Да и ты, Васька, небось проголодался? Извини, но у нас только позавчерашний борщ. Ты ведь не привередливый?
Есть у подпольщиков умельцы, провели незаметно от общей линии в подвал и газ, и воду, и свет. Напор слаб да свет мерцает, но не жалуюсь. Блага цивилизации за бесплатно.
У нас в подпольщиках только умные. Дураков не держим. Таким просто в голову не придет взбунтоваться, понять свое истинное положение в стране.
Васька! Где ты пропал? Борщ уже ждет тебя.
Едрить колотить! Куда взгромоздился? Брысь с клавиатуры. Что, азбуку осваиваешь, хакер полосатый? Ну-ка, говорят, рыжие коты приносят счастье? Посмотрим, что наколдовал. Энтер.
?!..
Н-ну ты профи… Ну да, пей чай, мне теперь некогда. Время пошло.

  • 1
(редактура Aesthetoscope)

Спуститься в канализацию, пройти по смердящим каналам несколько километров, выбраться наверх на территории Корпорации Сетевого Контроля, проскочить незаметным мимо камер, амбалов с автоматами и голодными догами на поводке, систем идентификации личности, лазерных растяжек, подземных пружин и прочих устройств защиты и контроля, по пожарной лестнице забраться на крышу административного здания – всего лишь двадцать этажей, – влезть в вентиляционную трубу, по памяти проползти этот лабиринт на четвереньках, увидеть мощнейший на планете компьютер через вентиляционную сетку, оказаться в кабинете богатейшего на Земле человека, разобрать его ноутбук и одолжить винчестер, после чего повторить пройденный путь точно наоборот – все это пришлось совершить не мне. К сожалению. Или к счастью. Да, скорее, к счастью. Если побороть брезгливость и тошноту, то канализацию я бы, пожалуй, преодолел, но остальные препятствия заставили бы меня повернуть обратно. Или бы мне пришлось погостить неопределенный срок в тюрьме строгого режима. Но моя стихия – компьютеры. Серебряное сияние мониторов мне милее дневного света.

Вот и сейчас передо мной три компьютера, и каждый из них грызет защиту украденного у КаСКи винчестера. Хоть я и не видел логово наноимперии даже издалека, ее прихвостни ищут именно меня. Возможно, это прозвучит слишко пафосно, но именно в моих руках сейчас судьба мира. Конечно, КаСКа сделает все возможное, чтобы не дать мне изменить историю. Мне в свою очередь надо сделать все возможное, чтобы опередить ищеек КаСКи.
Вырос я в простой законопослушной семье. С детства увлекся компьютером, подавал надежды стать отличным программистом. Родители уже видели меня работающим на КаСКу, но у меня были свои планы на будущее. Работа на корпорацию – это жизнь в золотой клетке. Платят много, но держат на коротком поводке: нельзя даже выехать за границу! Да что там за границу, даже из города ни ногой! Заявление об увольнении рассматривается как покупка билета на тот свет или в сумасшедший дом. Пенсия высокая, но и на пенсии ты должен жить под строгим присмотром и под подпиской о невыезде. А ты еще доживи до пенсии! Пенсионный возраст – семьдесят, продолжительность жизни – шестьдесят два.
Сызмальства я был мучим чувством справедливости. Я отказывался принимать прослушивание телефонов, аресты за критику власти, контроль переписки. СМС, общение в чате, на форумах, в социальных сетях сканируют машины, фильтруют на определенный набор слов. При обнаружении слова повышенного риска, делается более тщательный анализ переписки. Если и он не развеет подозрений, то к работе подключается сотрудник Корпорации Сетевого Контроля. Малейший намек на разжигание национальной или политической розни, на призыв к мятежу или иной запрещенный смысл – и СМС не доходит до адресата, а комментарий удаляется с портала. Автор сообщения получает предупреждение, в случае повторения лишается интернета или мобильной связи, в третий раз ослушание уже грозит тюрьмой. А зона нынче не та, что раньше – настоящий ад. Весь срок заключенный пребывает в анабиозе, а его разум – в цифровом аду. Степень тяжести преступления определяет степень мук, через которые осужденный должен пройти. Высшая мера наказания – семь кругов ада. После такого, если человек не умрет, то уж точно свихнется.
Таким образом, интернет стал рафинированным. Побороли сетевое пиратство, троллизм, свободу слова и печати. Блоги и другие постоянно обновляющиеся информационные порталы приравняли к средствам массовой информации. Или плати налоги и отвечай по полной программе за каждое слово в блоге или закрывай лавочку. Теперь никто и ничто не может помешать власти врать без стеснения.
В старших классах я познакомился с анархистом и он открыл мне мир подпольщиков. Они вообще не люди. Никто. Пустое место. Несмотря на это, я проникся их идеями и сбежал из дома.

(вторая часть редактуры Aesthetoscope)

Как и все подпольщики, в четырнадцать лет я не прошел чипизацию. В четырнадцать каждый должен стать гражданином, ему вживляют чип и с этого времени он может участвовать в жизни общества. Но сейчас настоящие граждане – это подпольщики. А те, кого клеймили, – бараны и марионетки.
В наш век развлечений сколько хочешь. Большинство из них разжижают мозг, отчего «гражданин» превращается в тупое быдло. Зачем это государству? Все просто, управлять образованными и умными людьми – проблем не оберешься. А так все уже решено и все за нас придумано. И нам остается только соглашаться, поддерживать видимость, видимость выборов, видимость демократии. Многим уже параллельна политика, ничто их не оторвет от телевизора и от банки пива, даже выборы президента. Ну, а кто-то просто понял бессмысленность бить ноги до избирательного участка.
Конечно, не все так плохо. Наука идет вперед, и не все останавливаются в своем развитии на уровне средней школы. Однако система образования выстроена так, что можно быть гением только в чем-то одном, но во всем остальном ты все равно будешь простофиля простофилей. Нас легко обмануть, легко ввести в заблуждение в тех вещах, в которых мы плохо ориентируемся. Мы даже не знаем своих прав. Ну, разве что юристы...
Сейчас гражданин – это человек, который официально зарегистрирован и задокументирован, то есть человек со вживленным чипом. Если вы не являетесь гражданином ни одной из стран, то вы и за человека не можете считаться. Вас попросту нет.
Чип вживляется под кожу на запястье. В нем записана вся необходимая информация: паспортные данные, свидетельство о рождении, страховки, пенсионная карта, визы, реквизиты счетов в банке. С помощью чипизации человечество избавилось от вороха бумаг. Все всегда при вас, не теряется и не забывается. Нужно подредактировать, обновить информацию? И это возможно. Только не подхватите вирус, иначе запросто можно превратиться в пустое место. Тогда вам никто и ничем не поможет. Даже побираться теперь невозможно: мы просто не видим наличных. Даже в такси соответствующее устройство обращается к вашему чипу.
Я не считаю чип благом. Человек с чипом слишком уязвим.
Я уже говорил, что есть злоумышленники: мошенники, жаждущие получить доступ к вашему расчетному счету, или хакеры, которым в кайф ломать человеческие судьбы. С ними борются, но они есть.
Соль и в том, что чип выдает ваше местонахождение. Да, это полезно, если вы вдруг потерялись. Родные звонят в службу навигации, и порядок. Это может спасти жизнь в экстремальной ситуации. Или сами подаете сигнал SOS – авось, спасатели успеют.
С другой стороны, понимаете, чем это грозит? Мы все под колпаком. Любого гражданина легко найти. Преступников и нелегалов становится гораздо меньше. Это бы ничего, но ведь у правительства свои взгляды на то, кто является правонарушителем. Набедокурил в сети – физический адрес персонального компьютера вычисляется на раз. Остается только считать данные с чипа оператора, находящегося в данный момент по этому же адресу. Конечно, результатом поиска может быть целая семья, но что эта мелочь по сравнению с безопасностью человечества?
Так навели порядок в интернете. Да здравствует жесткая цензура! Был как-то случай, когда один писатель заинтересовался самодельными взрывчатыми веществами, их изготовлением и случаями применения. А поисковик ведь все запросы фиксирует. Информация дошла до КаСКи. Писателя обвинили в подготовке теракта. И смех, и грех!
Кстати, подозрение в терроризме может возникнуть на любом основании, тут фантазия полиции безгранична. А оно дает право на обыск вашего жилья без ордера, на арест на продолжительный срок, ну, пока ты не докажешь свою невиновность. Именно: пока не докажите ты. Государству достаточно желания упрятать вас за решетку или припугнуть. Акт о терроризме значительно расширил возможности полиции.

(третья часть редактуры Aesthetoscope)

Наконец, неугодных людей могут просто исключить из информационной базы, просто вырубить чип. Одно движение и все! Вы – никто, и звать вас никак. Беспомощны, как мышь. А без чипа вы и без документов и без денег, просто не жилец. Хотя тут есть и исключения, как у всякого правила. Без чипа вы либо труп, либо бомж, который все равно станет трупом, либо подпольщик.
Я – подпольщик. Нас ищут, нас гонят и выводят, как тараканов, но мы не сдаемся. Успешный поход в КаСКу тому доказательство. Теперь нужно только взломать защиту, и у нас будет информация, которую невозможно переоценить. С ее помощью мы сможем разрушить электронное рабство до основанья, отключить все чипы разом и научить людей жить по законам, по правильным и честным законам. Мы рискуем ввергнуть страну в анархию? Да, но из беспорядка всегда возрождается порядок, более прекрасный и организованный, чем до разрушения. Утопию нам не создать, но вернуть демократию в наших силах.
Мне нужно успеть до того, как меня найдут. Прежде, когда я заходил в сеть, я не засветился ни разу: я постоянно менял IP-адреса, после каждого ответа с сервера. А сейчас я и вовсе в оффлайне. Даже если подпольщик, укравший винчестер, попал в видеокамеру, его лицо ничего не даст, а система идентификации личности даст сбой – ведь такого человека по мнению системы не существует. Выйти на меня можно только через него. Да, если его схватят, то язык развяжут. Ищейки КаСКи пыток не чураются.
Правда, и это тоже не просто – мы встречались на моей старой квартире, настоящих имен друг друга не знаем, так что… ищейкам придется сильно попотеть, чтобы добраться до меня. Или винчестер снабжен маяком? Нет, проверил, кажется, нет.
Васька, отстань! Любопытный кот! Все лезет к дисплею. Интересно же, что за циферки там мелькают, что за курсор бегает. Брысь! Вот настырный... Только сгоню, а он опять тут как тут. Разбойник! Недавно сбегал из дома, потом сам вернулся. Уже четыре года со мной по подпольям путешествует. Если б не он, свихнулся бы от одиночества. Бывают тяжелые периоды… Ну, как сейчас.
Стоп! Я же звонил родителям! Значит, установление моей личности – дело времени. Будем надеяться, что я сильно изменился и пацан в семейном фотоальбоме не даст меня выследить. Камеры-то сейчас повсюду, в каждом заведении. А подпольщики не все с грядки воруют…
Да, пусть знают героя в лицо! Найти будет непросто, а родителям не позвонить не мог. В последний раз ведь. Да и то из телефонной будки напротив дома.
Васька, пошел вон!

(четвертая, последняя часть редактуры Aesthetoscope)

В последний раз – тут и сомнений быть не может. Когда пароль будет подобран, установленная на винчестере системная оболочка затребует соединения с «Атлантом» – главным компьютером корпорации. Через него я должен буду деактивировать чипы и запустить программу самоуничтожения – устроить бабах в административном здании КаСКи. Естественно, соединение не окажется незамеченным. У меня будет где-то полчаса, может, чуть больше. Возможно, этого хватит, чтобы отыскать в файловой системе необходимую информацию, отослать ее по зашифрованному каналу лидеру подпольщиков и положить начало хаосу. А вот потом нужно будет освоить приложения, интерфейс которых не рассчитан на рядовых пользователей. Нда, попыхтим…
Васька, куда ты лезешь! Любопытной Варваре на базаре нос оторвали, слышал? Эх, кто о тебе позаботится без меня? Хватит ли у тебя мозгов вернуться домой? Мышей здесь всех уже выловил, наверное.
Страшно ли мне? Страшно, но, как я уже говорил, во мне слишком остро развито чувство справедливости.
Так, одна ломалка сдалась. Зеленая линия прогресса достигла ста процентов, а толку ноль. Мигающий курсор в строке ввода, точно пожимание плечами. И кого ты спрашиваешь, меня?
Как в кино? Минута – и готово. А на деле даже почтовый ящик так не взломаешь.
Ладно, пойду, попью чайку. Подпитаю сахаром мозг. Он еще понадобится. Ему предстоит штурм. Да и ты, Васька, небось проголодался? Извини, но у нас только позавчерашний борщ. Ты ведь не привередливый?
Есть у нас умельцы, провели ко мне в подвал и газ, и воду, и свет. Напор воды слабый и свет мерцает, но не жалуюсь. Зато задаром!
У нас в подпольщиках только умные. Дураков не держим. Дуракам и в голову не придет пойти поперек, усомниться в устоявшемся, понять истинное положение в стране.
Васька! Где ты пропал? Борщ тебя ждет.
Да чтоб тебя! Куда ты взгромоздился? А ну-ка, брысь с клавиатуры! Что, азбуку осваиваешь, хакер полосатый? Говорят, рыжие коты приносят счастье? Давай-давай, посмотрим, что ты наколдовал...
Enter.
Ого! Н-ну, ты профи… Ну да, пей чай, мне теперь некогда. Время пошло.

  • 1