?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Поделиться Next Entry
Алексей Зайцев (Москва). Сделка
aesthetoscope
Когда я вошел к ней в комнату, она все еще стояла над своим мертвым телом. Никак не могла понять, что же с ней произошло. Потом увидела меня, и чуть печально улыбнувшись, спросила «вы смерть?» Признаться, я был немного шокирован, - ни одна душа не осмеливалась прежде задать мне подобный вопрос. К тому же она была так красива, что я окончательно растерялся и тихим виноватым голосом пробормотал «да».
- Можете возвращаться обратно.
Ее поведение показалось мне забавным. Улыбнувшись, я произнес:
- Я пришел забрать вас. И я это сделаю, хотите вы того или нет. К тому же, вам не имеет смысла здесь задерживаться. Вы умерли. Покончили с собой. Перерезали себе вены. А потому перестаньте капризничать, и отправляйтесь за мной.

- Никуда я не пойду, я передумала умирать.
- Перестаньте говорить чепуху, уже поздно, что-либо передумывать, - ее нахальство начинало меня раздражать.
- Но послушайте, ведь должен же быть какой-нибудь выход из создавшейся ситуации, вы же наверняка запросто можете снова вернуть меня к жизни.
- Не могу, - солгал я.
- Я бы могла предложить вам, что-нибудь взамен.
- Скажите лучше, что вас здесь так держит?
- Как что? Обычные людские радости.
- И что же они из себя представляют?
- Если вы вернете меня к жизни, я отвечу на ваш вопрос.
- Не уверен, что заинтересован в подобной сделке.
- Вы упускаете много интересного.
- Сомневаюсь. Однако мне действительно не понятно, почему люди так упорно цепляются за жизнь, даже после того как по собственной воли с ней расстались.
- У вас есть шанс удовлетворить свое любопытство.
- Если я оживлю вас, это будет немножко против правил.
- Да бросьте, вы же наверняка не последний человек в загробном мире.
- Я не человек.
- Ах, извините, но думаю, вы поняли, что именно я имею в виду.
- Понял. И скажу вам, что вы правы. И все-таки я должен подумать.
- Неужели так сложно сделать что-то не так как всегда?
- Кто-либо из родственников видел вас мертвой? А впрочем, не отвечайте, я итак знаю, что нет.
- Вы так и будете думать?
- Ваше счастье, что я вообще с вами заговорил.
- И за что же такая честь?
- Исключительно за внешнюю привлекательность. Других достоинств я признаться, пока не обнаружил.
- Хам!
- Ничуть. Я всего лишь высказал вслух свои мысли.
- Спешу вам сообщить, что они у вас хамские!
- И, тем не менее, вам приятно было их услышать.
- Наивный!
- Меня поражает ваша наглость! Умерли, так будьте добры помолчать!
- Не дождетесь!
- И впрямь разумней было бы вас оживить, чтобы ни связываться.
- Что же вас удерживает?
- Как вы планируете выполнить свою часть сделки? Чем именно думаете расплачиваться?
- Я бы могла показать вам все то, что рождает во мне желание снова вернуться в жизнь.
- Боюсь, что для этого мне бы пришлось слишком надолго у вас задержаться. А у меня не так уж много времени.
- Вы не в состоянии взять себе отпуск?
- В состоянии. Только вот не уверен, что это того стоит.
- Можете в этом не сомневаться.
- Ну ладно, – я устало зевнул, - однако я оставляю за собой право расторгнуть сделку, если вы попробуете меня обмануть.
- Каким образом? Я всегда говорю только правду.
В ту же секунду сделка была расторгнута.


  • 1
Редактура Aesthetoscope

Когда я вошел в комнату, она все еще стояла над своим мертвым телом. Никак не могла понять, что же с ней произошло. Потом увидела меня и, немного печально улыбнувшись, спросила: «вы смерть?» Признаться, я был немного шокирован, – ни одна душа до сих пор не осмеливалась задать мне подобный вопрос. К тому же она была так красива, что я окончательно растерялся и виновато пробормотал: «да».
– Можете возвращаться обратно.
Ее поведение показалось мне забавным. Улыбнувшись, я произнес:
– Я пришел забрать вас. И я это сделаю, хотите вы того или нет. К тому же, нет смысла вам здесь задерживаться. Вы умерли. Покончили с собой. Перерезали себе вены. А потому – перестаньте капризничать и отправляйтесь за мной.
– Никуда я не пойду, я передумала умирать.
– Перестаньте говорить чепуху, поздно что-либо передумывать, – ее нахальство начинало меня раздражать.
– Но послушайте, ведь должен же быть какой-нибудь выход из создавшейся ситуации, вы же наверняка запросто можете снова вернуть меня к жизни.
– Не могу, – солгал я.
– Я бы могла предложить вам что-нибудь взамен...
– Скажите лучше, что вас здесь держит?
– Как что? Обычные людские радости...
– И что же они из себя представляют?
– Если вы вернете меня к жизни, я отвечу на ваш вопрос.
– Не уверен, что заинтересован в подобной сделке.
– Вы упускаете много интересного.
– Сомневаюсь. Однако мне действительно не понятно, почему люди так упорно цепляются за жизнь, даже после того, как по собственной воле с ней расстаются.
– У вас есть шанс удовлетворить свое любопытство.
– Это будет против правил, если я оживлю вас.
– Да бросьте, вы же наверняка не последний человек в загробном мире!
– Я не человек.
– Ах, извините, но думаю, вы поняли, что именно я имела в виду.
– Понял. И скажу вам, что вы правы. И все-таки я должен подумать.
– Неужели так сложно сделать что-то не так, как всегда?
– Кто-либо из родственников видел вас мертвой? А впрочем, не отвечайте, я и так знаю, что нет.
– Вы долго будете думать?
– Ваше счастье, что я вообще с вами заговорил.
– И за что же такая честь?
– Исключительно за внешнюю привлекательность. Других достоинств я,  признаться, пока не обнаружил.
– Хам!
– Ничуть. Я всего лишь высказал вслух свои мысли.
– Спешу вам сообщить, что мысли ващи хамские!
– И, тем не менее, вам приятно было их услышать.
– Наивный!
– Меня поражает ваша наглость! Вы умерли, и будьте добры помолчать!
– Не дождетесь!
– И впрямь, разумней было бы вас оживить, чтобы не связываться.
– Что же вас удерживает?
– Как вы планируете выполнить свою часть сделки? Чем именно думаете расплачиваться?
– Я бы могла показать вам все то, что рождает во мне желание продолжать жить.
– Боюсь, что для этого мне бы пришлось слишком надолго у вас задержаться. А у меня не так много времени.
– У вас не бывает отпусков?
– Бывает. Только вот не уверен, что дело стоит того, чтобы потратить на него отпуск.
– Можете в этом не сомневаться!
– Ну ладно, – я устало зевнул, – однако я оставляю за собой право расторгнуть сделку, если вы попробуете меня обмануть.
– Каким образом? Я всегда говорю только правду.
В ту же секунду сделка была расторгнута.

  • 1