?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Поделиться Next Entry
Алексей Зайцев (Москва). Истина
aesthetoscope
Однажды я шел вдоль берега реки и увидел одинокого старца, бросающего в воду камни. Он сидел на песке и созерцал круги, что разбегались по воде от их падения. У старца был очень спокойный и отрешенный вид. Волосы его были седыми, на лице росла белая ухоженная борода. Присмотревшись к нему, я осознал, что передо мной сидит самый настоящий мудрец-отшельник, ищущий в созерцании кругов какой-то глубокий смысл. Я подошел к нему поближе, и деликатно кашлянув, заставил его обратить на себя внимание.
- В чем дело? - спросил он, слегка обернувшись.
- Простите, сэр, чем это вы заняты? – поинтересовался я.
- Кидаю в воду камешки.
- Зачем?

- Просто так от нечего делать.
- Я вам не верю.
- Что?
- Наверняка в ваших действиях есть какой-то глубокий смысл.
Старик задумчиво почесал затылок.
- Какой смысл?
- Ну, не знаю… слияние с природой, постижение космоса, мало ли что?
- Чушь, какая! – он посмотрел на меня с явным неудовольствием. – Нет тут никакого смысла, разве что занять себя чем-нибудь до обеда.
- Нет, если не желаете, можете не говорить, – обиделся я.
Старик встал, раздраженно махнул на меня рукой и ушел прочь.
На следующий день я встретил его на том же самом месте кормящим птиц. Он стоял на берегу и кидал им маленькие кусочки хлеба. Пернатые хватали их своими проворными клювами и жадно проглатывали. Весь этот процесс походил на какой-то тайный обряд. Я подошел к старику и спросил: - Чем это вы занимаетесь.
- Кормлю птиц, – с явным нежеланием ответил он.
- Зачем?
- Да ни за чем! – был ответ.
- Я вам не верю, – сказал я, - в ваших действиях наверняка есть какой-то глубокий смысл.
- Да что ты ко мне прицепился? – рассердился старик. – Какой тебе смысл тут нужен?
- Ну, не знаю. Возможно, вы демонстрируете, что птицы летят на хлеб, как дурные мысли в грешную голову, или норовите показать, что хлеб тленен, так же как и наш мир.
Старик ничего не сказал, но бросил на меня такой ненавидящий взгляд, что больше мне у него ничего спрашивать не захотелось. Я повернулся и ушел.
Мы встретились с ним через день. Он стоял на том же самом месте и удил рыбу. Лицо у него было очень серьезное, и я сразу понял, что дело не в рыбалке. Ибо сие действие было очередной разновидностью его каждодневных медитаций. Я тихо подошел к нему из-за спины и спросил: - Чем это вы занимаетесь?
- Танцую вальс! – озлобленно сказал он, - увидев меня.
- Удите рыбу, – произнес я, пропустив его остроту мимо ушей.
- Ужу рыбу, – согласился он.
- Я вам не верю! – сказал я.
- Но почему? – взревел он, бросив удочку и вскочив на ноги.
- Потому что вы старый мудрец, занятый поиском истины, практикующий здесь медитации полные тайного аллегорического смысла.
Старик удивленно открыл рот и не в силах что-либо сказать начал то закрывать его, то снова открывать. Внезапно стала клевать рыба. Он схватил удочку и принялся тянуть леску на себя.
- В чем смысл ваших действий? - спросил я. – В чем истина?
В этот момент леска оборвалась и огромная весом под пять килограммов рыбина ушла под воду. Старик раздраженно бросил удочку на землю, повернулся ко мне и, прыгнув, схватил меня за ухо и начал охаживать кулаками по голове.
- Истина говоришь? Я тебе покажу истину! Смысл значит? Я тебе устрою смысл, сукин ты сын!
С тех самых пор я осознал, что истина есть одна, – не лезь к окружающим с идиотскими вопросами.


  • 1
Редактура Aesthetoscope

Однажды я шел вдоль берега реки и увидел одинокого старика, бросающего в воду камни. Он сидел на песке и созерцал круги, что разбегались по воде от их падения. У старика был очень спокойный и отрешенный вид. Волосы его были седыми, на лице росла белая ухоженная борода. Присмотревшись к нему, я осознал, что передо мной сидит самый настоящий мудрец-отшельник, ищущий в созерцании кругов какой-то глубокий смысл. Я подошел к нему поближе и, деликатно кашлянув, заставил его обратить на себя внимание.
– В чем дело? – спросил он, слегка обернувшись.
– Простите, чем это вы заняты? – поинтересовался я.
– Кидаю в воду камешки.
– Зачем?
– Просто так, от нечего делать.
– Я вам не верю.
– Что?
– Наверняка в ваших действиях есть какой-то глубокий смысл.
Старик задумчиво почесал затылок.
– Какой смысл?
– Ну, не знаю… слияние с природой, постижение космоса, мало ли что?
– Чушь какая! – он посмотрел на меня с явным неудовольствием. – Нет тут никакого смысла, просто не знаю, чем занять себя до обеда.
– Нет, если не желаете, можете не говорить, – обиделся я.
Старик встал, раздраженно махнул на меня рукой и ушел прочь.
На следующий день я встретил его на том же самом месте. Он стоял на берегу с куском хлеба, отламывал от него по кусочку и бросал чайкам. Пернатые хватали их своими проворными клювами и жадно проглатывали. Все это напоминало какой-то тайный обряд. Я подошел к старику и спросил:
– Чем это вы занимаетесь.
– Кормлю птиц, – с явным нежеланием ответил он.
– Зачем?
– Да ни зачем! – был ответ.
– Я вам не верю, – сказал я, – в ваших действиях наверняка есть какой-то глубокий смысл.
– Да что ты ко мне привязался? – рассердился старик. – Какой смысл тебе нужен?
– Ну, не знаю. Возможно, вы демонстрируете, что птицы летят на хлеб, как дурные мысли в грешную голову, или хотите показать, что хлеб тленен так же, как наш мир.
Старик ничего не сказал, он бросил на меня такой ненавидящий взгляд, что мне расхотелось продолжать расспросы. Я повернулся и ушел.
Мы встретились с ним снова через день. На своем привычном месте он удил рыбу. Лицо у него было очень серьезное, и я сразу понял, что дело не в рыбалке. Очевидно, и это занятие было лишь разновидностью его каждодневных медитаций. Я тихо подошел к нему и спросил из-за спины:
– Чем это вы занимаетесь?
Старик оглянулся и, увидем меня, фыркнул:
– Танцую вальс!
– Нет, вы удите рыбу, – произнес я, пропустив его остроту мимо ушей.
– Ужу рыбу, – согласился он.
– Но я вам не верю! – сказал я.
– Почему? – взревел он, бросив удочку и вскочив на ноги.
– Потому что вы не можете просто так удить рыбу, вы – мудрец, занятый поиском истины, практикующий медитации полные тайного аллегорического смысла.
Старик удивленно открыл рот и, не в силах что-либо сказать, начал то закрывать его, то снова открывать. Внезапно поплавок его удочки задрожал и ушел под воду. Старик тут же схватил удочку и принялся тянуть леску на себя.
– В чем смысл ваших действий? – решительно подступил я к нему. – В чем истина?
В этот момент леска оборвалась и огромная, весом под пять килограммов рыбина, блеснув боком в воде, ушла в глубину. Старик раздраженно бросил удочку на землю, подскочил ко мне и, схватив за ухо, начал охаживать кулаком по голове.

  • 1