Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

Саша Тэмлейн (Беларусь, Минск). Поэзия

«Ох, что бы я сделал с тобой в параллельном измерении!»

Оксане*

Ох, что бы я сделал с тобой в параллельном измерении!
Тебе лучше не знать -
А, может, наоборот - ты хочешь?
Мягкие губы твои, цвета бронзы,
Для меня желаннее топазов.
Ножки твои, как у эльфа -
Все гладкие и золотистые,
Вся ты похожа на принцессу
Дома Трандуила.
Волосы твои охристые, рассыпаются.
В глазах твоих - топазовые смешинки.
Обнял бы тебя за талию, назад запрокинул.
Кожи бы коснулся твоей.
Как давно хочу этого.
Провести губами по твоей щеке.
Как давно я о том мечтаю.


Collapse )

Андрей Гореликов (Красноярск). Стихи

Почему нельзя спать днем

Это не оставляет
Как взгляд со школьной фотографии
Как отзвук скрипа пальцев по стеклу
Как несказанная шутка

Это зазор между вещью и мыслью
Посуда сама начинает мыться
Страницы, которые ты пишешь
Одежда, которую надеваешь
Пишутся, надеваются и стареют без тебя
А ты лишь плетешься за ними в мертвом танце

Это тошнота, это чесотка и похмелье
головокружение смятых простыней

Это не отпускает, как взгляд Эвридики Орфею в затылок
Как дуло, которое ждет, пока обернешься
Он слушает радиопомехи в машине, он бреется дважды в день
Стараясь увидеть в зеркале Ее глаза


Collapse )

Александр Елеуков. Ватная пустота. 6 глава

(в начало)

6.

К вечеру мама с поля вернулась. Как да что, спрашивает, справилась ли? Да-да, мама, говорю, все хорошо, план сделала, начальница меня похвалила. Вот и славно, дочка, все наладится. Подобрела, ушла блины на ужин печь. Блины у мамы пышные, сдобные, к блинам мы делаем две прикладки – сытную и сладкую. Сытная прикладка из яиц в мешочек, пока яйца горячие, ложкой их рубит, с маслом смешивает и круто солит. С такой прикладкой ешь блин за блином, не остановиться. Сладкая проще будет. Берешь трехлетнее малиновое варенье, уже засахарившееся, в воду его кладешь и в эту сладкую водичку блин макаешь. Дешево и сердито!
Только я с прикладками справилась, только мама блины на стол выставила, в окно – стук! Выглядываю, Лешка стоит у крыльца, переминается с ноги на ногу, картуз мнет. Чудной такой, в пиджаке с белой рубашкой, незнакомый без гармошки. Ох, никак его с фабрики послали узнать, почему я на работе не была! Только я так подумала, только хотела было выскользнуть на крыльцо, сказаться больной и отослать его прочь, как мама выглядывает через плечо: «Никак твой ухажер пришел! Ну, зови-зови, будем знакомиться, блинов на всех хватит!» Накинула платок на плечи, волосы поправила, вышла на крыльцо: «Ты что пришел?» - «По делу…» - «С фабрики послали?» - «Нет, зачем с фабрики? Я сам по себе…» И как картузом оземь: «Я к Татьяне Романовне. Разговор есть». Ну, хоть не с фабрики, думаю. Но что за дело еще? «Ну, входи, деловой, мама велела тебя звать», улыбаюсь.
Лешка прошел через сени, вошел в избу.
- Здравствуйте, Татьяна Романовна!
- Ну, здравствуй, коли не шутишь, - кивнула мама Лешке. – Заходи, садись к столу, блинов с нами поешь.
- За блины спасибо, но я по делу, – картуз на гвоздь у дверей повесил, стоит у стола, не садится, мнется.
- Такое дело важное, что и блинов не отведаешь?
- Ну… Важное, да. Нужно посидеть, поговорить…
Лешка достает из внутреннего кармана пиджака бутылку, завернутую в газету. Ну, ты посмотри! «Столичная»! У нас в деревне в те годы водку называли «белым вином», и шла она как нынче дорогой коньяк. Бутылку на стол ставит, на меня косится, дает понять, что мешаю я ему.
- Ну, что поделать, - мама строга, - Нужно, так нужно. Иди, дочка, задай что ли корма скотине.
И на мой возмущенный взгляд:
- Возьми себе блинов! И прикладки отложи.
Я с тарелкой в сени вышла, а сама тут же к двери ухом прижалась. Слышу, Лешка разговор начинает издалека:
- Как, Татьяна Романовна, урожай-то в этом году? Много ли пожали?
- Урожай неплохой. В прошлом году был лучше, но и в этом ничего, двенадцать мешков овса в колхоз сдали и ларь полный, скотине на зиму хватит.
- А косить у дороги агроном разрешил?
- В июле косили, а сейчас говорит «позже приходи, мне отчет в район нужно готовить». А когда же позже? Белые мухи скоро полетят. Да ты блин-то бери. И прикладку не жалей.
- А может, того, Татьяна Романовна? «Столичную»-то откроем?
- Откроем, как не открыть. Ты только вокруг да около не ходи. Дело, говоришь, у тебя?
Мама встала из-за стола, зазвенела стопками.
- За урожай?
- За урожай!
Выпили, закусили блинами.
- Я про урожай, Татьяна Романовна, вот к чему. Муж Ваш, Александр Иванович геройски погиб на фронтах войны. Все его знали. Самый умный был на деревне, и справедливый, не зря его председателем артели поперву выбрали, пока из города партийного не прислали. Теперь весь дом на Вас – и дети малые, и девицы. Трудно одной тянуть такое хозяйство!
- Да что ж легкого, - соглашается мама, - старшая-то хоть замуж выходит за хорошего человека, за судового механика, за нее я спокойна. А за Галку я очень тревожусь…
- Вот-вот, и я о том же! – оживляется Лешка, - Она не лентяйка, на фабрике работает, а все равно… Да, а Александру Ивановичу вечная память!
Закруглил, словно спохватившись.
- Хорошо. И твоего брата помянем, мало пожил, недолго и повоевал.
Выпили по второй.
- Татьяна Романовна! – решительно крякнув, продолжил Лешка, - Вот смотрю я на Вас, и Вы мне как мать!
- Уж прямо мать! – смеется мама, - А я-то было подумала, что ты ко мне свататься пришел, то про урожай, то про воспитание детей!
- Не-е-ет, ну что Вы, - тянет Лешка, - То есть, так-то Вы правильно поняли, конечно…
- Ну-ну, смелее, гармонист!
- Отдайте за меня Галку!
Выпалил и молчит. И мама молчит. Что они там? Ну, как мама за ухватом тянется, она у меня такая – смеется, шутит, но как что не по ней, спуску не даст.
Слышу – звякнула бутылка о край стопки, пробулькала.
- Дело серьезное, парень. Жениться - это не на гармошке играть.
- Да что ж я – не понимаю? Я со всей серьезностью.
- Не знаю, какая у вас серьезность. Гармошку твою я слышала, вечером, когда Галку до дома провожал. А вот о чем шептались, пока прощались у калитки – не знаю. Но смотри у меня! – повысила голос мама.
- Ну, что Вы, Татьяна Романовна! Разве ж я Галку обижу, разве что себе позволю…
- Вот и не позволяй!
- Я по-хорошему пришел, по-правильному, как положено, а Вы!..
- Ладно, сиди, не вскакивай. По-правильному, так по-правильному, - успокаиваясь, проговорила мама.
Я слушала, затаив дыханье. Вообще я даже не думала, что мы с Лешкой когда-нибудь поженимся. Какая женитьба, мысли только о том были, хорошо ли чулок заштопала да как бы платье сестрино не испачкать. Ну, стояли у калитки, на звезды смотрели. Ну, девчонки подшучивали: «Вон твой Лешка пошел, никак к Маньке-передовичке. Знаешь, какие у передовичек задницы крепкие? Парни такие задницы, ой, как любят!» Ругалась я на них, краснела и убегала. А как ждала, чтобы вечер наступил, чтобы гармошку слушать, смотреть, как он кнопки перебирает и улыбается мне!
- Вот расскажи-ка мне, на что вы жить будете? – строго спрашивает мама.
- Я работаю, и Галка работает, - отвечает Лешка.
- Да ты в помощниках еще! Что у тебя за заработок? А семья это семья. И на поесть нужно, и на одеться, а дети пойдут – как справишься?
- Меня обещались к зиме в пильщики перевести. Или вообще в порт пойду, за речку, там заработки не то, что на фабрике.
- Вот, как переведут, так и приходи свататься! – как отрезала мама.
Я обмерла. Бросит он меня, точно бросит! Останусь я в девках до старости лет. И с фабрики меня уволят. И на лесоповал пошлют! Вспомнила тут я все свои беды, слезы из глаз брызнули, кулаком рот зажала, пальцы кусаю, чтобы не разреветься в голос. Слышу, Лешка что-то возражает, мама отвечает ему строгим голосом. Не смогла больше слушать – убежала на сеновал, плакала-плакала и уснула. Не снилось ничего.

Мама молча накрывает на стол, я отвожу глаза. Потом не выдерживаю и спрашиваю нарочито безразлично:
- Ну, как Лешка?
- А что Лешка?! – взвивается мама, - Ребенок малый твой Лешка! И чтоб на танцы больше ни ногой! Ешь и ступай на фабрику, а после работы чтоб сразу домой!
Дверью хлопнула, мелькнула за окном, опять я одна.

(в продолжение)

Александр Елеуков. Ватная пустота. 3 глава

(в начало)

3.

Сидела, слушала, как гармонист играет, смотрела на него, так и влюбилась. Леша Бычков его звали. Я не пляшу, потому что мне сестрины туфли велики, а он играет, ему плясать недосуг. Я на него смотрю, а он на меня. Если кто из парней подойдет меня пригласить, Лешка сразу меха рукой зажимает и перестает играть. Все в крик: «Что такое?», а он ни за что не продолжит, пока парень не отойдет от меня. После танцев гуляли, Лешка впереди с гармошкой, я рядом с ним под ручку, а сзади девчонки с парнями, кто парами, кто так. Наутро домой вернусь и на цыпочках до кровати, чтобы маму не разбудить, чтобы не заругалась – через час-другой ведь уже вставать, на работу идти.
Молодая была, два часа посплю, вскочу, холодной водой в лицо плесну – и на фабрику. А в цеху гул, станки визжат, лампочки через одну горят, окна черные от пыли. Мне нужно наметки разглядеть, заготовку со всех сторон оценить, нет ли сучка или трещины, потому что, если ты забраковала – подготовительный участок виноват, но если уж в работу взяла и испортила – тут уж только с тебя спрос. У меня глаза слипаются, наметка плывет, заготовка из рук валится. Одну испортила, вторую запорола, руки дрожат, но ведь и план делать нужно! Как я все это выносила, ума не приложу. И ругали меня, и премии лишали, и в уборщицы грозились перевести – даже мама приходила в отдел кадров, просила за меня. Маму все уважали, так мне и сказали, «только потому, что Татьяна Романовна просила, но теперь старайся изо всех сил, чтоб ни одной заготовки больше не испортила!»
Ведь тогда все всё понимали. Если собираешь колоски у дороги - значит, расхититель колхозного имущества, если деталь запорол – значит, вредитель, а если на работу опоздал или, не дай бог, прогулял работу – то враг трудового народа. Порядок был, хоть чего-то боялись, не то, что потом, когда вор на воре и крали грузовиками, или сейчас, когда честный значит бедный.
В общем, выписали мне последнее предупреждение, я дала честное комсомольское слово, что больше ни одной детали не испорчу, и пошла домой. Через поле по тропке иду и повторяю: «Я не вредитель ведь какой-нибудь, буду стараться, буду внимательная и аккуратная и справлюсь. Меня еще хвалить будут и в пример всем ставить. Или даже на доску почета повесят, как Маньку с подготовительного участка». Уговариваю себя, а перед глазами заготовки плывут – то сучок в детали затаился, то червоточина, - вглядываюсь в них, кручу перед мысленным взором и отбрасываю, отбрасываю в жестяной короб с браком. «Бог мой, - думаю, - а работать-то чем, план-то чем делать?!»
Домой пришла, сели ужинать. Я маме рассказываю, что теперь стану внимательной, буду смотреть во все глаза и что меня повесят на доску почета. Говорю, а радости никакой, потому что все мысли о заготовках, чтобы они вдруг стали крепкими и качественными, чтобы я смогла исполнить свое честное комсомольское слово. Мама на меня смотрит внимательно, а потом поднимается и еще пару картошин мне подкладывает, да масла сливочного кусочек.
Ближе к вечеру собралась на танцы. И маме сказала, и себе пообещала, что только немного посижу, на Лешку погляжу и домой, гулять не пойду – завтра ведь на работу. Зашла в клуб, Лешка, вижу, обрадовался. Сразу меха развернул и заперебирал ловкими пальцами по кнопкам:

«Один гигант француз
По имени Монтруз
Сказал, что он не уважает русский флот!
А мистер Кляузер
Достал свой маузер
И на пол грохнулся гигант француз…»

Улыбается мне, смеется, и я ему улыбаюсь. До чего же мой Лешка хорош! Ни у кого из девчонок такого веселого парня нет! Даже у Маньки с подготовительного участка. Так задорно играет, что ноги сами в пляс идут. Сижу на стуле и в такт прихлопываю да плечами повожу. И вот! И вот, и вот - опять в руках заготовка, станок ритмично постукивает, в такт подвизгивает пила в распилочном цеху, и я кручу заготовку в руках, оглядываю со всех сторон – тут сучок, а тут червоточина, а тут словно трещинка затаилась. Или не трещинка, а просто прожилка. Да и сучок сучку рознь, если он молодой, небольшой и с основания – такой даже прочности придает. Хотя кто же его разберет, что там внутри, в середине заготовки. Вот и начальница участка из-за плеча заглядывает, что я там столько вожусь, почему не вытачиваю каблук. И парторг цеха в дверях с Манькой с подготовки о чем-то толкует. Не иначе как обо мне, о том, что я много заготовок бракую! Ну, точно, на меня Манька пальцем показывает, на меня парторг смотрит пустыми глазами. Руки становятся ватными, пальцы не слушаются, пытаюсь заготовку в станок установить и не попадаю, не попадаю! А сзади уже начальница за плечо трясет: «Да что с тобой такое!»
Не начальница это вовсе, а Лешка мой. Трясет меня за плечо, в глаза заглядывает беспокойно, гармошка через плечо, а я в лямку гармошки вцепилась и тяну, и дергаю к себе. Девчата уже на дворе, под окном галдят, парни тянутся к дверям, гогочут, на меня оглядываются. Ох, стыда не оберешься, туфли рваные, платье сестрино в оборках! Хотела убежать, а Лешка не пускает, что с тобой да что, выпытывает. Не знаю, ничего, я слово комсомольское дала, домой мне надо. Комсомольцы тоже парни ничего, шутит Лешка и обнять меня тянется. Оттолкнула его и на двор, к девчонкам, реву, сама не понимаю, отчего. Они утешать, на Лешку зыркают сердито. Кто сердито, а кто и подмигивает – Лешка парень-то видный, веселый, гармонист, одно слово. Успокоилась, слезы высохли, так и пошли в сторону моего дома – впереди Лешка, я чуть в стороне, в платок закутавшись, девчата с парнями сзади, не мешают нам ссориться.
До калитки дошли, остановились. Лешка кнопки гармошки тихо-тихо перебирает, смотрит на них внимательно. Я за калитку держусь, глаза прячу. Парни с девчатами на дороге стоят, переговариваются. Постояла я, постояла, повернулась, калитку открыла да пошла к дому. За спиной, слышу, гармошка стихла, парни с девчатами на дороге замолчали. А на крыльцо ступила, гармошка как вскрикнет, как запоет:

Я влюблен в тебя на треть.
На вторую треть – расстроен.
Что ж на третью - умереть,
Чтоб тебя не беспокоить?

Расскажи ты мне, гармошка,
Как мне быть на третью треть -
С нею, что ли, быть хорошим,
Иль с другою песни петь?

А гармошка, что гармошка!
Ей бы кнопки кто давил.
Подожду еще немножко,
До утра, с последних сил…

Улыбаюсь. Хороший у меня Лешка, терпеливый.
Мама спать укладывается. Ей завтра в поле. И мне с утра на фабрику. Легла, одеяло подоткнула, поначалу опять заготовки поплыли, потом Лешка в глаза заглянул, «Спишь? Ну, спи», улыбнулся.

(в продолжение)

Кирилл Метелица (Беларусь, Витебск)

ИТАЛЬЯНСКИЙ НЕОРЕАЛИЗМ

Сапоги, сапоги, нецелованная рука,
синема – построение чёрно-белых картинок в ряд,
хрупкая шея, обвитая лапами старого паука -
любовника из Милана,
караул итальянских солдат.

Волны страсти – удар и потом откат.
Канарейка в клетке, разглядывание гениталий в лорнет.
Высадка в Сицилии, лобные кости Бенито, фашистский совет,
бомбардировки, вступление русских в Белград.
/ Родная, мы уходим из Югославии навсегда,
надави на жалость и Тито тебя не тронет./
Вещи собраны. Снова перед глазами Милан
и лобные кости Бенито, повешенного вниз головою.

Показать полностью..
Спустя десять лет – он крупный промышленник,
совсем уже дряхлый, ворочает миллионы.
Она – домработница у партработника в Приштине,
молода, но лицо в морщинах, плюс сделано два аборта,

Череда сюжетов.
Кавани сняла бы их встречу в здании венской оперы,
Висконти замучал, довёл бы до самоубийства.
Пазолини бы сделал притчу с точки зрения коммуниста,
Антониони не думая, обоих пустил бы по миру.

В жизни всё проще. Канарейка давно уж сдохла, лорнет в музее,
гениталии у венеролога, русских нет в Югославии.
Он на старости лет женился, естественно на молодой,
и умер на вилле, окружённой садами с камелиями.
Она же, схватив воспаление лёгких,
поднимала в последний день жизни за здравие
стеклянный стакан, наполненный ржавой водой

Collapse )

Дмитрий Билько (Украина, Симферополь). Стереоскоп и Локатив

СТЕРЕОСКОП

Балабаниада


“Не дай мне бог стать жителем равнины.”
Уистен Оден

Когда он говорил, это не портило тишину,
не избавляло счастье от времени,
от очереди на прием;
был только звук - хрустящий,
и в нем пожухлому пространству нынешнему
слышался Ахерон.

...осипший бог куриный, направь облако заслонить мою тень.

Снижение, выполненное по одному ему
доступной малахитовой глиссаде,
заполнило пустоту - знал,
как мало похитили:
девять грамм. Тряский этап к миру подледному.
Так задрожал Урал.

...оставь ребенка за столом, дух кафкианский, позволь ему быть сонным и сытым.

Литота боли предвестником летопись налила,
пленка впитала мякоть по-новому,
кровь и восток линза свела:
Аки Каурисмяки
видит, как обмерла - бел полотном из льна -
судорогой Нева.

...побравши клекот орла сиамского, полезай в табакерку скорее, родной.

Обмылок. Чабан. Серпентарий. Малый народец. Оркестр.
Это вторжение! Интервенция
с минимальным набором слов
и судей - как в том же (и не
бесспорном) случае совесть ежится в кресле,
судьбы перемолов.

Collapse )

Рикардо Пеньяроль (Санкт-Петербург)

* * *

Этим вечером они били огни
Дубовыми палками, канатами и плетьми,
Этим вечером они били огни,
потом скрывались во тьме: оставались одни,
Этим вечером они били огни,
Сжимая кулаки, словно были детьми,
Этим вечером они били огни,
задорно-крикливо вопя проводами,
Этим вечером они били огни,
те же в ответ испускали
изжеванное, искалеченное, порезанное светоподобие
Яви
темнеющего…
грунта, асфальта, гравия, стекол, бетона,
кожных покровов, скомканных одеял, секреционных выделений,
Запахов канализационных труб столбов, крыш, навесов, мух,
щебетания, всхлипов, взрытых могил и писем гробам,
выжженных век, век прошедший нового ничего не явил,
Кто то истекал в пулях.
Кто то голодал, голоду дань отдавая.
Кто то рожал, крича металлическим.
Кто то спал, нежась в коконе утр
Кажущих с «Я» до последнего Он и потом обратно, в безвозвратное
забираясь полусном, а так
Снова, снова, снова, Нова – я звезда едва угасшая
Во взорах
Двадцати трех и, возродившаяся сквозь клавиши
единосуществующих индивидов,
пристегнутых к стульчакам неродившихся, но
воскресших, да и воспетых
хором незначащих, отразившись знаками, чьи тела
испробованы изящной ломкостью на разбомбленных
жилищах всех войн.
Этим вечером они били огни
Вдыхая запах предрассветных костров
Этим вечером они били огни
Скользя меж освежеванных первых рядов
Этим вечером они били огни,
За ребрами пряча швы от оков
Этим вечером они были задушены
Понуро спускающимся бледноликим мессией
Читающим проповедь на языке вольфрамовых
Визгошепотных форм, опускающихся еле заметным
Прозрачным па.
Этим вечером они били и были
Задушены
Ведь никто не знал кто они.

Collapse )

Сергей Ходич (Украина, Симферополь). По воскресеньям в меню главным блюдом весна

Воскресенье. Многие не любят воскресенье, отдавая предпочтение субботе или на худой конец пятнице. Еще больше не могут дождаться его наступления. Хуже тем, кто не ходит по утрам в церковь и не знает чем занять время. Воскресенье. Лучше среды или вторника и уж точно четверга. Что в нем? - Дым сигарет и тихие шершавые шины, боящиеся разбудить город. Пасмурно, немного прохладно. Иногда тепло, солнце, правда, все чаще сонное, уставшее. Чаще тепло. Почти всегда по воскресеньям в меню главным блюдом стоит весна.
Будильник звякнул в последний раз, но Мэтью не спешил раскрывать глаза. Он уже не спал. За окном насвистывал ветер. Ему никогда не лень прогуляться холодными улицами. Во рту было горько, но время подгоняло позавтракать. Мэтью откинул одеяло и тут же пожалел об этом. Его кожа в миг вся покрылась маленькими выпуклыми точечками-бугорками. Он обратно укрылся, и все еще не раскрывая глаз, повернулся на другой бок.
Липкий сон еще не до конца улетучился, и пока глаза были сомкнуты, дымка между ним и настоящим миром была все еще непроглядной. На секунду он приоткрыл, щурясь один глаз, но спустя всего мгновение закрыл его, недовольно поморщив лицом. Теперь он чувствовал свое лицо. Нос его был холодным. Таким холодным, что едва не болел. Натянув одеяло повыше, Мэтью попытался вспомнить, что ему снилось. Постепенно кровать снова принялась не спеша раскручиваться под ним. Так ему казалось. Это было усыпляющее едва заметное, но хорошо всем знакомое чувство подкрадывающегося сна. Мэтью представил себе, что он спит спиной к двери, в то время как кровать его стояла напротив нее. Некоторое время он убеждал себя в этом, затем снова приоткрыл один глаз, увидел дверь на прежнем месте, внутри у него крутануло пуще прежнего и он поспешил скорее снова зажмуриться, чтобы поглубже провалиться в сон.

Collapse )

Владимир Савич (Монреаль, Канада). Длинный петляющий путь

Дом N56, мирно маячивший на перекрестке Первого коммунистического тупика и Второго национального спуска, ничем существенным не отличался от таких же бетонных мастодонтов, коих было без меры натыкано в одном крупном индустриальном центре. Бетон, стекло, подвал, а в нем котельная (в которой и развернутся основные события этого повествования). Котельная дома N56 была небольшой, подслеповатой, с множеством всевозможных задвижек, вентилей, краников комнатенкой. Сколоченный из винных ящиков обеденный стол и пара наспех сбитых табуретов. По утрам в подвальный полумрак спускалась бригада слесарей, хмурых с помятыми лицами ребят неопределенного возраста. Часов до одиннадцати они еще чего-то крутили, чинили, гремели ключами и кувалдами, после пили плодово-ягодную "бормотуху", сквернословили и дрались. Когда величина пролитой пролетарской крови достигала количества выпитых стаканов, у оцинкованной подвальной двери с жутким воем тормозил милицейский газик. Из него на цементные плиты двора выскакивал молодой, слегка одутловатый районный участковый Макарыч. И. угрожающе размахивая табельным пистолетом, по-свойски приводил распоясавшуюся слесарню к порядку.
- Что, синюшники, давно в "хате" не были? - кричал участковый, грузя нестойких к плодово-ягодным суррогатам пролетариев в тесный ментовский воронок...
- Ксиву составляй, начальник, у нас еще три пузыря "Агдама" на столе осталось, - требовали хозяева незаконно изымаемых бутылок.
- Я вам щас сделаю ксиву! - шипел уполномоченный и снимал с "Макарова" предохранитель. Слесаря тревожно замолкали.
- Товарищ сержант, - отдавал участковый команду помощнику, - собирайте вещдоки.
- Есть, - отвечал сержант, - и сбрасывал остатки спиртных возлияний во внушительных размеров сумку. Машина трогалась. Котельная погружалась во мрак и тишину.
Вечерело, и из сантехнического сооружения котельная превращалась в шумную обитель местной рок-элиты. В эти вечерние часы вентиля, заслонки, и манометры котельной дома 56 уже слушали уже не слесарскую брань, а музыку Пола МакКартни. Почему МакКартни? Да потому, что в то время как верхний мир существовал общностью выбора, нижний предпочитал делать этот выбор сам. Так, одна котельная слушала Цеппелинов, другая "сдирала" импровизации с Джимми Хендрикса, третья балдела под роллинговский "Satisfaction". Котельная дома номер 56 тоже имела свой маленький бзик, здесь рвали сердца яростные поклонники Пола МакКартни. О чем и свидетельствовал висевший в красном углу котельной, нарисованный (художником Михеем) портрет Пола МакКартни с приклеенным к нему кредо подвальщиков. - " Коль не знаешь "Yesterday" не суйся в двери к нам злодей".
Но, несмотря на такое предостерегающее заявление, злодей являлся. И вновь как в утренние часы его олицетворял собой оперуполномоченный Макарыч.
Collapse )

Владимир Попович (Башкортостан, поселок Приютово). Из цикла "Причастность"

* * *
В моих зрачках эта ночь
темнее моей же тоски в ночи.
Утопающему во мраке не коснуться дна просветления.
Издали, как вестник чужих и близких голосов,
навстречу одинокому существованию
порождается разумное эхо.

Я смотрю в одну точку,
смотрю в одну точку,
смотрю в точку,
в одну точку,
в точку,
в точку…

Неподвижен ночной клубок паутины
моей бессонницы.


Collapse )