Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

Роман Кузнецов (Волгоград)

* * *

Черные тучи,
Серебряный графин,
По рукам течет
Раскаленный парафин.

* * *

Разбитые стекла,
Огни испуга
Выскочил ужас.
Из ниоткуда.

Пропало время,
Пропала любовь.
Украли форму -
Вытекла кровь.

Крики пропащих,
Боль и страх.
Свет прожекторов -
Дым в моих глазах.

Затевается пожар -
Запирается тюрьма
Наступил кошмар,
Наступила тьма.

И повисла тишина.
Всё закрылось.
И не слышно больше криков -
Все забылись.

* * *

Мы были невинны,
Мы думали, есть шанс.
Мы были слишком наивны –
Мы потеряли нас.


Collapse )

Андрей Илькив (Украина, Львовская область, город Новый Роздол). Хуже войны может быть только мир

(Фрагмент романа «Невидимый Лик Луны»)

— Иск отклонен. Дело закрыто.
Сара вправе находиться на пороге банка сколько угодно, вплоть до самой смерти, независимо от того, является ли она клиентом банка или нет, — злой, как черт, судья ударил по столу молотком с такой адской силой, что тоненькая трещина моментально разрезала пополам все здание суда.
Как не старался судья отработать полученный от истца гонорар, он так и не смог устоять перед убийственными аргументами добровольных адвокатов Сары. Юристы одной мощной международной корпорации сумели доказать суду, что круглосуточное сидение Сары на ступеньках банка — это перфоманс, акт искусства, которым каждый человек вправе наслаждаться всю жизнь и даже после своей смерти, о чем буквально говорит статья 27 Всеобщей Декларации прав человека ООН.
После суда старая еврейка Сара благополучно прожила на пороге банка целых три года и в одно прекрасное утро тихо умерла. Она исполнила священную миссию своего древнего рода и теперь спит вечным сном праведника величественно и гордо на краю Большого Города.
Незадолго до смерти Сара передала местному раввину золото инков, которое, пройдя через руки конкистадоров Великого Адмирала, оказалось у прародителей Сары, и те, будучи изгнанными из Пиренейского полуострова, в самом конце XV века нашей эры привезли с собой в Большой Город золотую пластину, полную таинственных знаков.
Продав сокровище инков какому-то израильскому коллекционеру, еврейская община на вырученные деньги построила синагогу. Счастливый раввин, не задумываясь, отдал Саре приготовленный для себя клочок драгоценной земли на кладбище у самых ворот.
А государство вычеркнуло Сару из книги живых сразу же, как только на дом, в котором жила старая еврейка, положил свой алчный глаз один банкир, друг и однокашник Президента в Золотой Маске.

Collapse )

Никита Янев (Мытищи Московской области). Лев Толстой и цунами

Вчера пришёл смерч, и стало ясно, что ребята не так уж и не правы. Я про экстрасенсов в ютубе. За те 20 лет, что я живу в Мытищах, я такого ещё не видел. По центральной улице текла речка, в которой разломанные деревья болтались, и чугунная крышка на канализационном люке прыгала, вообще-то, я её один не подниму.
Вообще-то мы домой успевали из леса с букетиком земляники с подмосковной платформы, на которую пришла монинская электричка, обогнавшая бурю. Остановилась на платформе и из резиновых перекрытий между вагонов хлынула вода в окна, кругом сухая трава стояла.
Мы подумали, подростки балуются. Илья пророк пописал в воду, нельзя купаться, говорила баба Поля в деревне Бельково, Стрелецкого сельсовета, Мценского района, Орловской области, середина июля.
Но Мария решила зайти в книжный, избаловались без приключений, каникулы, каждый сам себе придумывает программу жизни. Мария придумала публицистику Толстого «В чём моя вера».
Каждое лето так, сначала клинч, что усталость, потом клинч, что пустота, потом клинч, что болезни, потом надо всё делать, ремонты, авралы, ремёсла, искусства.
Не скажешь ведь соседу Мутантову, не пей, соседу Индейцеву, не гуляй, соседке Индейцевой, не ори, соседке Инопланетяниновой, не воюй, соседу Послеконцасветцеву, не живи на авось.

Collapse )

Андрей Диченко (Минск, Беларусь). 22 километра

22 километра – расстояние от города Вилейка до города Молодечно. Ближе к обеду, когда яркое летнее солнце греет (или жарит) пространство Восточной Европы. Кто-то садится в пыльный автобус, знавший лучшие времена несколько десятилетий назад, и отправляется в импровизированное путешествие из одной мертвой точки во вторую.
Он – студент белорусского ВУЗа, делал эту операцию практически ежедневно. Она тоже. Каждый раз, когда он ехал, мутную голову посещали кристально чистые мысли о том, что будет там, за горизонтом сознания, где скрывается пышное и нелепое будущее.
19 лет – отличный возраст, на заре которого можно отмечать сотню сделанных и несделанных вещей.
- Ты любишь меня? – спрашивала она, его темноволосая ровесница. В такие моменты она не улыбалась, а просто смотрела на его лицо, минуя огоньки стыдливых глаз. Он же в ответ молчал.
Когда в объятиях городских вокзалов они встречались, проскакивала едва заметная искра, которая, быть может, могла зафиксироваться только на тусклом сиянии непонятных аур. Люди не могли видеть ауру. Но она была тем нежным существом, которое могло её ощутить.
- Когда я нахожусь рядом с тобой, то порою мне кажется, что ты прилетела сюда из другой планеты. – Говорил он, нахмурив брови. – Или же пришла из другого измерения.

Collapse )